Перейти на сайт Союза фотохудожников Приднестровья

На "союз" можно кликнуть

 

 

  

 

Разделы сайта

Новые материалы

Путешествие 24

Бросок на север

 

Путешествие 23

Крест.

Предварительный финал

 

Путешествие 22

Крест. Продолжение

 

Путешествие 21

Таинственный крест

 

Путешествие 20

В Ташлык с гимназистами

 

 

 

 

 

Размышлизм 31

Послания

 

Размышлизм 30

Гора родила мышь

 

Размышлизм 29

Нас тобою нае@али

 

Размышлизм 28

Академик и сказочные долбо@бы

 

Размышлизм 27

Страна Канцелярия

 

Размышлизм 26

Поэт и голуби.

Раскас типа эсэ

 

Размышлизм 25

Рукожопость

как мировоззрение

 

Размышлизм 24

Приднестровские СМИ

жгут нипадецки

 

Размышлизм 23

Грандиозный успех

 

Размышлизм 22

Цирк на дротi

 

Размышлизм 21

Это какой-то п...ц,

или реминисценция перманентных сублимаций

 

Размышлизм 20

Интервью с профессором Зигфридом Ебанаускасом

 

Размышлизм 19

"...И нету других забот"

 

Размышлизм 18

 Мастер-класс по ИБД (имитация бурной деятельности)

 

Размышлизм 17

Вырождение

 

Размышлизм 16

 Детская фотография. Возвращение?

 

Размышлизм 15

Приднестровская рекламная фотография: зияющие вершины, или полный тухес

 

Размышлизм 14

Монстры отечественного фоторепортажа

 

Размышлизм 13

Вялый член приднестровской фотожурналистики

 

Размышлизм 12

 Срамные танцы на костях

 

Размышлизм 11

Декаданс в приднестровской фотографии

 

Размышлизм 10

Серийный краевед и знатный путеводитель

В. Кудрин из города Бендеры

 

Размышлизм 1

Культура: полный песец

 

Путешествие №11

Погребы. Август

 

Давненько что-то мы никуда не выбирались. Виной тому даже не просто жара – зной, следствием которого явилось размягчение мозга и воли. Сама мысль о необходимости куда-то перемещать в пространстве тушку своего организма была невыносимой. Но надо. Потом ведь, в слякоть и серость, будем жалеть. Так вяло, сидя под вентиляторами и кондиционерами, мы уговаривали друг друга.
Едем. Недалеко, чтобы не свариться. В некий анклав из четырех сел, хоть и расположенных на левом берегу, но находящихся под юрисдикцией Молдовы: Погребы, Кошница, Пырыта и Дороцкое. Эти села и их земли расположены в излучине Днестра, делающего здесь большущую петлю на запад. На востоке эти земли упираются в трассу Тирасполь – Каменка в нескольких километрах от Дубоссар. Чтобы как-то пометить государственную границу, вдоль обочины периодически роют неглубокую канаву (она видна на снимке).

 

Фотограф, персики и люди на карточке находятся на территории Молдовы, автомобили же – в Приднестровье; канавка с перекинутым через нее мостиком – государственная граница.

 

Дедушка и бабушка этих красавиц, живущие в Погребах, несколько лет назад взяли в аренду 17 га земли и засадили ее персиковым садом. Теперь всем большим семейством – дети, внуки, племянники, сваты, зятья и невестки – «пожинают плоды». Выглядят при этом довольными и благодушными, с удовольствием позируя заезжим фотографам-«сепаратистам».

 

Церковь святого Алексея в Погребах (ударение на втором слоге) была построена сто лет назад по личному распоряжению Николая II в честь его сына, цесаревича Алексея.

 

Судя по величине деревьев и кустарников, выросших на ее крыше, церковь не работает уже давно.

 

 Была война. Пулями и осколками изуродованы только стены, обращенные к западу, стены же с восточной стороны совершенно нетронуты.

 

И внутри церковь поражает величием и запустением.

 

Как бы замаливая грехи, рядом с величественными руинами люди затеяли строительство новой как бы церкви. Что тут скажешь?

 

А пока буквально через дорогу – вот такой иконостас. «Свято место пусто не бывает».

 

В прибрежном лесу юные погребчане (погребцы?) пасут коров…

 

… и оттягиваются по полной летней программе.

 

Вода в реке поднялась метра на 2-3, что позволило учинить «тарзанку». Девчонки ничем не уступали пацанам в молодечестве и безбашенности.

 

Тарзан? Арол!

 

Въезд в село Пырыта (раньше, до известных событий, село называлось Перерытое; так же, как и Погребы теперь называются Похребя).
Даже стесняюсь предположить, что имел ввиду автор этой аллегорической скульптурной композиции: полуобнаженные, трепетно держащие друг друга за руки, мускулистые юноши, обвитые голубыми (?) лентами; между ними – яблоня с плодами (райские яблочки? древо познания?); ствол древа обвивает нечто, сильно напоминающее змия. Ветхозаветная история на новый лад? Впрочем, может, зря я, может это всего-навсего молодые садоводы. Ударники труда, комсомольцы, спортсмены. Хотя… При чем тогда здесь голубые ленты? И чего это они так пристально и многозначительно смотрят в глаза друг другу? Срамота!

 

В Молдавии чуть не в каждом селе есть свой дуб Штефана чел Маре: под каким-то господарь отдыхал после очередной битвы, под каким-то – закусывал во время охоты, а какой-то даже собственноручно посадил. Изредка встречаются дубы Дмитрия Кантемира с аналогичными легендами в прицепе. Есть даже дубы Пушкина, правда без битв и охот, что-то типа: под этим дубом Александр Сергеевич задумал свою поэму «Цыганы».
В Пырыте тоже есть свой именной дуб, правда, я запамятовал, чей именно. Но чего от него не отнять, так это возраст (более 400 лет) и диаметр ствола (214 см); в обхвате он 7 метров.

Как надо фотографироваться на фоне достопримечательностей? Тупо. Что члены экспедиции успешно и совершили.

(Сказать по правде, хрупкая Олеся здесь нужна исключительно для сравнения, для контраста; фигура командора в этом качестве гораздо менее предпочтительна, т.к. в сравнении с ней дуб бы проигрывал.)

 

На обочине полевой дороги сидел детеныш полёвки и увлеченно выколупывал зерна из пшеничного колоска. Резко затормозившую в метре от него машину, поднявшую клубы пыли, мышонок игнорировал. И лишь когда мы попытались взять его в руки, он что-то заподозрил и предпринял вялую и безуспешную попытку скрыться в редкой придорожной траве. Под конец фотосессии он небольно укусил держащую его руку за палец и, воспользовавшись суматохой, смылся.

Неблагодарное животное.

 

Поле под Красногоркой. И запрещают жечь «стерню и пожнивные остатки на полях», и штрафуют – как об стенку горох.

 

Нехитрый ужин под Спеей. Мы специально, как, наверное, заметил зритель, выбираем места для трапез с таким расчетом, чтобы он, зритель, нам люто завидовал.

 

Днестр у Красногорки.

Эту давнишнюю карточку Алексея Юрковского мы уже публиковали ранее. Но, во-первых, она так хороша, что не грех показать ее еще раз, а во-вторых, она нужна для иллюстрации нижеследующего рассказа.

 

Итак, «раскас». Утомленные, запыленные, перегретые, но, правда, не голодные (см. предыдущий снимок), мы сделали небольшой крюк и под вечер выехали на этот пляж с целью релаксации и смывания со своих туловищ въевшейся пыли. Мыло купили по пути в токмазейской лавке, или, как на лавке было горделиво, хоть и коряво, написано, в «мини-маркете».
Стадо коров, обычно дожидавшееся вечера в прибрежном леску, недавно угнали в село, мы повстречали его, стадо, по дороге. На берегу с равными интервалами сидело полтора-два десятка местных рыбаков. На противоположном берегу тоже расположились рыбаки, но уже из молдавского села Гура-Быкулуй. Ни ветерка. Солнце садилось. В его закатных лучах розовел легкий туман табачного дыма, стелющегося над водой, в котором ощутимо угадывались тонкие тона «Нистру», «Ляны» и «Беломора». Тишина была такой, что было слышно, как на другом берегу кто-то чиркал спичкой. К запаху табака и речной воды подмешивался аромат свежего коровьего кизяка.
Стараясь не нарушать гармонии, мы нашли местечко подальше от рыбаков и, постанывая от наслаждения, омылись. Ощущение полного слияния с окружающей средой стало максимальным. Камер мы даже не доставали (поэтому и пришлось для иллюстрации брать снимок годичной давности), поскольку понимали тщетность попыток передать несовершенным языком фотографии магию вечера на Днестре и обуявшие нас чувства.
Пока мы выжимали трусы, обсыхали и доедали персики из погребского сада, рядом с нами припарковался какой-то пафосный автомобиль, и из него степенно вышли Настоящие Фотографы: штативы, кофры со сменной оптикой, отражатели… Из багажника была извлечена корзина с ананасами, бананами и виноградом. Настоящие Фотографы ногами раскидали подальше засохшие коровьи лепехи и на освободившееся место установили корзину с заморскими фруктами и посадили фотомоделей: лысого мужика в белоснежной рубахе и приятную даму в белоснежном же платье. В руки фотомоделям дали по бокалу тонкого стекла с шампанским…
Рыбаки, что сидели поближе, недоуменно переглядывались и пожимали плечами. С тревогой взглянув на мое, видимо, посеревшее лицо, Олеся заботливо предупредила: «Тазика нет».


Уже несколько дней не могу успокоиться: что это было? Что за постыдное действо я наблюдал? Посмотрим на карточку: настоящее небо, настоящее жаркое, но ласковое солнце, настоящая, пахнущая свежестью, вода, настоящая, пахнущая молоком, корова, настоящие деревья с настоящей прохладой под ними… Всё настоящее! Родное, близкое, знакомое и любимое с рождения. Как мама.
Что ж это было? Что за жалкие потуги прицепить к этому родному дешевую бижутерию ананасов, бананов и шампанского? Это ж как надо ненавидеть и презирать окружающее тебя с детства, чтобы пытаться трансформировать его в прямо противоположное! Неужели непонятно, что вся эта монолитная глыба «настоящности», мощь родной натуры отторгнет на гипотетическом снимке всю это гнилую пену доморощенного «гламура»?
Нет, видимо, не понятно. Потому оне – Настоящие Фотографы, а мы так, поссать вышли.

Пока мы оторопело наблюдали за вышеописанным, солнце стремительно скатилось к самому горизонту.

Командор, колыхая чреслами и поскрипывая на бегу, с грацией застигнутого диареей пожилого гиппопотама на максимальной для него скорости несется за ускользающим светилом.

 

Не успел…

 

Фотографии А. Паламаря и О. Михалицыной 

Другие путешествия

 

Путешествие №1   Ташлык 

Путешествие №2   Дубоссары, Гояны, Дойбаны

Путешествие №3   Спея, Тея, Токмазея, Красногорка и Бычок

Путешествие №4   Индия

Путешествие №5   Роги 

Путешествие №6   Новая Жизнь, Воронково, Бол. Молокиш, Гараба, Плоть

Путешествие №7   Роги-2

Путешествие №8   Делакеу

Путешествие №9   Днестровск, яхтклуб 

Путешествие №10 Цыбулевка, Гармацкое, Рашково, Валя-Адынкэ

Путешествие №11 Погребы, Пырыта

Путешествие №12 Вадул-Рашков

Путешествие №13 Праздники в селах: Тея, Коротное, Чобручи

Путешествие №14 Гура-Быкулуй

Путешествие №15 Осень: Копанка, Талмазы, Слободзея, Роги, Токмазея

Путешествие №16 Церкви

Путешествие №17 Церкви (продолжение)

Путешествие №18 125 километров войны. Гура-Галбеней

Путешествие №19 Танк у дороги. Чинишеуцы

Путешествие № 20 В Ташлык с гимназистами

Путешествие № 21 Таинственный крест. Рогожены

Путешествие № 22 Крест. Продолжение: Спея, Мерены, Кошерница

Путешествие № 23 Крест. Предварительный финал: Тея, наша Спея, Делакеу

Путешествие № 24 Бросок на север