Перейти на сайт Союза фотохудожников Приднестровья

На "союз" можно кликнуть

 

 

  

 

Разделы сайта

Новые материалы

Путешествие 24

Бросок на север

 

Путешествие 23

Крест.

Предварительный финал

 

Путешествие 22

Крест. Продолжение

 

Путешествие 21

Таинственный крест

 

Путешествие 20

В Ташлык с гимназистами

 

 

 

 

 

Размышлизм 31

Послания

 

Размышлизм 30

Гора родила мышь

 

Размышлизм 29

Нас тобою нае@али

 

Размышлизм 28

Академик и сказочные долбо@бы

 

Размышлизм 27

Страна Канцелярия

 

Размышлизм 26

Поэт и голуби.

Раскас типа эсэ

 

Размышлизм 25

Рукожопость

как мировоззрение

 

Размышлизм 24

Приднестровские СМИ

жгут нипадецки

 

Размышлизм 23

Грандиозный успех

 

Размышлизм 22

Цирк на дротi

 

Размышлизм 21

Это какой-то п...ц,

или реминисценция перманентных сублимаций

 

Размышлизм 20

Интервью с профессором Зигфридом Ебанаускасом

 

Размышлизм 19

"...И нету других забот"

 

Размышлизм 18

 Мастер-класс по ИБД (имитация бурной деятельности)

 

Размышлизм 17

Вырождение

 

Размышлизм 16

 Детская фотография. Возвращение?

 

Размышлизм 15

Приднестровская рекламная фотография: зияющие вершины, или полный тухес

 

Размышлизм 14

Монстры отечественного фоторепортажа

 

Размышлизм 13

Вялый член приднестровской фотожурналистики

 

Размышлизм 12

 Срамные танцы на костях

 

Размышлизм 11

Декаданс в приднестровской фотографии

 

Размышлизм 10

Серийный краевед и знатный путеводитель

В. Кудрин из города Бендеры

 

Размышлизм 1

Культура: полный песец

 

Путешествие №19

Танк у дороги

 

Думается (впрочем, могу ошибаться), даже последний тираспольский двоечник знает, что в Тирасполе родился, долгое время жил, умер и похоронен на кладбище «Дальнее» Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск Владимир Александрович Бочковский.

Генерал Бочковский. 1980-е годы.

 

Майор Бочковский. 1945 год.

 

Мальчик... В двадцать лет от роду – Герой Советского Союза. В 21 год представлен ко второй звезде Героя, но кому-то там надерзил – ограничились орденом Суворова 3-й степени (что тоже не слабо: Героями за время войны стали 11657 человек, орденов же Суворова 3-й степени было вручено всего около 4000).

Мальчик... Второй по результативности танковый ас в Красной Армии за годы Великой отечественной войны.

Мальчик... Пять раз горел в танке, пять ранений, из которых три тяжелых; последнее – в живот (даже писать это – больно) на Зееловских высотах под Берлином.

Наш земляк.

 

(Слегка побрюзжу в скобках по-стариковски. Давно приметил: обязательным определением относительно какой-нибудь занюханой рок-группы или вышедшего в тираж исполнителя служит слово «легендарный» (балерина обязательно «блистательная»; но это так, кстати). Что ж там за легенды-то за ними? А вот, нажравшись, обоссали лифт, а на сцене разбили об пол гитары. Легенды, ёлы! Не о тех легенды складываем, братья.)

 

Так вот. Летом 1944 года жители освобожденных северных районов Молдавии (понятно, почему только северных: остальная Молдавия была освобождена лишь в конце августа в результате Ясско-Кишиневской операции) собрали средства на строительство танковой колонны.

 

Осенью танки были изготовлены. Колонну назвали «От трудящихся Молдавии» и передали ее в Первую гвардейскую танковую армию, точнее, в Первую гвардейскую танковую Чертковскую ордена Ленина Краснознаменную ордена Суворова ордена Богдана Хмельницкого бригаду этой армии. А еще точнее – во второй батальон этой бригады, которым командовал капитан Бочковский. С этими танками Бочковский дошел до самого Берлина.

 

В конце 70-х комсомольцы села Чинишеуцы Резинского района, отцы и деды которых были инициаторами того сбора средств, стали собирать средства на возведение мемориала в память как танкистов Первой гвардейской танковой бригады, так и своих предков, отдававших в свое время последнее ради Победы. 9 мая 1983 годы мемориал был открыт. Открывал его генерал Бочковский. Вот такая, брат, история.

 

И нам остро захотелось побывать там, в этих неведомых Чинишеуцах. И мы там побывали.  

Мемориал стоит прямо у дороги Резина-Оргеев-Кишинев.

Правда, замечательное решение: пьедестал в виде дарящей руки? 

 

У подножия холма установлен десяток плит с выбитыми именами сотен

не вернувшихся с фронта жителей Чинишеуц и близлежащих сел.

 

Текст обращения 1944 года. Какое-то недоразвитое существо в 2016-м

внесло свою «лепту»… Что оно там «love», кого оно там «love»?..

 

Но, надо признать, все прибрано, побелено, покрашено, пострижено, выкошено. Метрах в десяти в тенёчке от дерева стояла полицейская машина с двумя сладко спящими внутри полицейскими. На дворе было 29 апреля, преддверие праздника.

 

И место просто роскошное. От же ж молодцы!

 

Рядом крутились, фотографируя друг друга на фоне танка трое мальчишек, два из которых, как я понял, местные, а один приехал к ним в гости из Шолданешт. Наш Николай завербовал их в пару минут: рассказал им про Бочковского, про то, что мы из самого Тирасполя (!), т.е. его земляки… Пацаны внимали с открытыми ртами.

 

Николай, молодец, подготовился к поездке: написал обращение к

чинишеутцам от имени тираспольчан. Мальчишки вызвались прикрепить

его текст к гусенице танка скотчем.

 

           (Под «родственниками» подразумевалась вдова генерала

Нина Вячеславовна, которая должна была поехать с нами, но в последний момент по какой-то причине не смогла.)

 

 

Тут самое время пояснить причину этого призыва: «Берегите его!». Вот выдержка из заметки на одном из молдавских интернет-ресурсов:

«Танк-памятник у села Чинишеуцы прямо подпадает под действие зарегистрированной в парламенте инициативы правящей Либерально-демократической партии Владимира Филата, которая предусматривает изменения Закона о защите памятников. В этот Закон вводится новая часть следующего содержания: «Не могут обладать статусом памятников и не будут внесены в Регистр памятников сооружения или ансамбль сооружений, которые представляют собой идеологические пережитки периода тоталитарных режимов: коммунистического (большевистского), сталинского, нацистского, а также военная техника и ее имитации, находящиеся в общественных местах с целью продвижения тоталитарных милитаристских идеологий».

Спикер парламента, председатель Демократической партии Молдовы Мариан Лупу уже заявил, что его партия готова поддержать данный законопроект.

В одном из своих интервью премьер Владимир Филат заявил, что пришло время, чтобы Молдова избавилась от советского прошлого, для чего должны быть демонтированы монументы, в частности постаменты с советскими танками. Как подчеркнул Филат, процесс избавления от советского прошлого должен охватить всю страну».

 

Заметке уже несколько лет от написания. Где тот «премьер Владимир Филат»? Что-то мы там краем уха слышали про коррупцию, следствие, арест этого «выдающегося политического деятеля»… И за Лупу Мариана, «спикера парламента», что-то тоже уже давно ни слуху, ни духу. Спёкся, видать.

 

А танк стоит. Так вот, пока он будет стоять назло всяким poponari*, мы с этими тремя пацанами и с их соплеменниками – «одной крови». А как, не приведи Господь, снесут, так и всё. Всё зря: зря эти Негуры (см. карточку чуть выше) полегли.

  

Воробей, свивший гнездо где-то в глубинах ствола танковой пушки,

     проявлял острое беспокойство по поводу наших эволюций вокруг танка.

 

 

 Вернемся к 9 мая 1983 года: открытие мемориала. 

Генерал Бочковский (справа) осуществляет общее руководство.

 

Чинишеуцы, 1983 год.

А теперь сравним со следующей карточкой: 

1968 год. Открытие мемориала под Дубоссарами.

Ну? Разве не «одной крови»? Кому это мешало? И мешает, сука,

(простите, вырвалось) до сих пор.

 

Это мы, уже поздно вечером, на обратном пути остановились у «дубоссарского» танка. Передать привет?

 

Могила генерала Бочковского в Тирасполе. Внизу надгробного памятника – гранитный «медальон» с изображением танка с надписью на башне:

«От трудящихся Молдавии». Наверное, для него это было важно.

 

 

Село Чинишеуцы оказалось неожиданно большим, раскинувшимся по склонам балки, прорытой ручьем Сахарна (о ручье Сахарна, о монастыре Сахарна см. тут). На правом склоне вдали, в сизой дымке блистал кристаллом аквамарина непропорционально большой даже для такого большого села храм. Решили подъехать поближе.

 

29 апреля, так совпало, была страстная пятница, день мученической

смерти Спасителя. Как будто результат бичевания…

 

Церковь 1825 года постройки. Чистый восторг!

Да и село, оказывается, не новенькое: первое письменное упоминание датировано 5 февраля 1495 года.

 

Когда у церковной ограды нам повстречалась уже третья по счету подвода с государственным регистрационным номером, мы осознали, что это не хохмы жизнерадостных кучеров, а новый европейский порядок.

ДТП там всякие, ограбления банков... Хто? Каво? Хорошо, свидетели и камеры наружного наблюдения зафиксировали номер. А так бы ищи-свищи.

 

В паре километров за Чинишеуцами – Екимауцы, встретившие нас неистребимым «идеологическим пережитком тоталитарного режима». 

  

Погода стремительно испортилась: гром, ливень, град, не очень крупный,

но пугающе рясный. Ждем.

Григорий, наш водитель, фермер по роду занятий, задумчиво глядя сквозь мокрое стекло, с чувством глубокого удовлетворения произнес: «Три дождя в маЮ - и агроном нам пох.... Не нужен, короче».

  

Людей – никого. Одни забытые под дождем лошади.

Одна из них, помоложе, почуяв в нас благодарных зрителей, устроила импровизированное представление.

  

Церковь канареечного цвета, будто парящая над селом, привлекала своим контрастом на фоне сурового неба.

 

За церковью – уютный погост. 

 

Стародавние надгробные кресты вытесаны из камня с разной степенью мастерства, но с неизменной любовью.

 

Зашли и в церковь. Конечно, в сравнении с чинишеуцким храмом…

 

Однако, нас ждало хоть и небольшое, но открытие:

на стене висела необычная икона.

 

Опять приходится цитировать: «25 сентября 1914 г. газета «Биржевые Ведомости» сообщала: «Исключительное по интересу письмо получено от генерала Ш., командующего отдельной частью на прусском театре военных действий. Написано оно 18 сентября, почти накануне битвы под Августовым. Приводим из него выдержку буквально. «После нашего отступления наш офицер, с целым полуэскадроном, видел видение. Они только что расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: «Ваше благородие, идите». Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божью Матерь с Иисусом Христом на руках, а одной рукой указывает на Запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение. Потом это видение изменилось в большой крест и скрылось...» После этого разыгралось большое сражение под Августовым, ознаменовавшееся большой победой…

С сентября 1914 г. по ноябрь 1916 г. Святейший синод специально рассматривал вопрос об этом чуде. В результате 31 марта 1916 г. после тщательного изучения сведений, представленных военными священниками с Северо-Западного фронта, Синод принял следующее решение: «Святейший Синод, воздав хвалу и благодарение Господу Богу, дивно промышляющему по молитвам Пречистой Своей Матери, о всех обращающихся к Нему с усердною и искреннею молитвою, признает необходимым запечатлеть помянутое событие явления Божией Матери в памяти последующих поколений русского народа и посему определяет: благословить чествование в храмах Божиих и домах верующих икон, изображающих означенное явление Божией Матери русским воинам...»».

«Наша» икона по всем признакам была из тех, самых первых икон, написанных в 1916-17 годах. Остается только гадать, как она попала в глухое молдавское село, и как ей удалось сохраниться в лихие годы румынской оккупации и советского богоборчества. Известно только, что в церковь ее передал лет 20 назад один очень древний старик из местных.

 

Вот такая получается «загогулина»: от мемориала в память

о Второй мировой войне к святыне Первой мировой.

«Пути Господни неисповедимы».

 

Убегая от непогоды, добрались до каньона у Выхватинцев,

где и устроили ужин.

 

Фотографии А. Паламаря, Н. Феча, Г. Братуся, из фондов Тираспольского объединенного музея, из семейного архива В. Бочковского.

 

*poponari (молд.) - педерасты (прости Господи).

 

 

 

Другие путешествия 

 

Путешествие №1  Ташлык 

Путешествие №2   Дубоссары, Гояны, Дойбаны

Путешествие №3   Спея, Тея, Токмазея, Красногорка и Бычок

Путешествие №4   Индия

Путешествие №5   Роги 

Путешествие №6   Новая Жизнь, Воронково, Бол. Молокиш, Гараба, Плоть

Путешествие №7   Роги-2

Путешествие №8   Делакеу

Путешествие №9   Днестровск, яхтклуб 

Путешествие №10 Цыбулевка, Гармацкое, Рашково, Валя-Адынкэ

Путешествие №11 Погребы, Пырыта

Путешествие №12 Вадул-Рашков

Путешествие №13 Праздники в селах: Тея, Коротное, Чобручи

Путешествие №14 Гура-Быкулуй

Путешествие №15 Осень: Копанка, Талмазы, Слободзея, Роги, Токмазея

Путешествие №16 Церкви

Путешествие №17 Церкви (продолжение)

Путешествие №18 125 километров войны. Гура-Галбеней

Путешествие №19 Танк у дороги. Чинишеуцы

Путешествие № 20 В Ташлык с гимназистами

Путешествие № 21 Таинственный крест. Рогожены

Путешествие № 22 Крест. Продолжение: Спея, Мерены, Кошерница

Путешествие № 23 Крест. Предварительный финал: Тея, наша Спея, Делакеу

Путешествие № 24 Бросок на север