Перейти на сайт Союза фотохудожников Приднестровья

На "союз" можно кликнуть

 

 

  

 

Разделы сайта

Новые материалы

Путешествие 24

Бросок на север

 

Путешествие 23

Крест.

Предварительный финал

 

Путешествие 22

Крест. Продолжение

 

Путешествие 21

Таинственный крест

 

Путешествие 20

В Ташлык с гимназистами

 

 

 

 

 

Размышлизм 31

Послания

 

Размышлизм 30

Гора родила мышь

 

Размышлизм 29

Нас тобою нае@али

 

Размышлизм 28

Академик и сказочные долбо@бы

 

Размышлизм 27

Страна Канцелярия

 

Размышлизм 26

Поэт и голуби.

Раскас типа эсэ

 

Размышлизм 25

Рукожопость

как мировоззрение

 

Размышлизм 24

Приднестровские СМИ

жгут нипадецки

 

Размышлизм 23

Грандиозный успех

 

Размышлизм 22

Цирк на дротi

 

Размышлизм 21

Это какой-то п...ц,

или реминисценция перманентных сублимаций

 

Размышлизм 20

Интервью с профессором Зигфридом Ебанаускасом

 

Размышлизм 19

"...И нету других забот"

 

Размышлизм 18

 Мастер-класс по ИБД (имитация бурной деятельности)

 

Размышлизм 17

Вырождение

 

Размышлизм 16

 Детская фотография. Возвращение?

 

Размышлизм 15

Приднестровская рекламная фотография: зияющие вершины, или полный тухес

 

Размышлизм 14

Монстры отечественного фоторепортажа

 

Размышлизм 13

Вялый член приднестровской фотожурналистики

 

Размышлизм 12

 Срамные танцы на костях

 

Размышлизм 11

Декаданс в приднестровской фотографии

 

Размышлизм 10

Серийный краевед и знатный путеводитель

В. Кудрин из города Бендеры

 

Размышлизм 1

Культура: полный песец

 

Путешествие №3

Спея, Тея, Токмазея, Красногорка и Бычок. Март

Пожалуй, самая никчемная для фотографа пора – ранняя весна. Даже поздняя осень в разы привлекательней: да, все опало, все пожухло, все замерло в тоскливом предчувствии… Но остались где-нигде робкие, обреченные на стирание краски: где-то «стойкий оловянный» кленовый листок, где-то на меже тускло-желтая полоска травы, где-то иссине-черная озимая вспашка; закончился нудный осенний дождь – зеркала луж с перевернутым свинцовым небом; а уж если заморозок – так вообще красота благородной седины на всем, что видит глаз и объектив.

Ранняя же весна – как похмельное пробуждение: и знаешь же, что скоро, буквально вот завтра, ну на днях, все изменится к лучшему, а свет все равно не мил.


Но – зуд: едем! Куда? Неважно, сейчас везде одинаково смурно и скучно. Главное, подальше из города, куда глаза глядят. Кратко посовещавшись, остановились на старинной считалке? побасенке? хохмочке?: «Спея – Тея – Токмазея – Красногорка и Бычок», – а там, как фишка ляжет.

Первый герой попался нам прямо на въезде в Бычок: колоритного вида мужчина, как потом выяснилось, Николай, на своем огороде любовно наряжал пугало.

Бычок – староверческое село. Но, несмотря на это и на вызывающую бороду, Николай старообрядцем не был, хоть и высказывался в адрес последователей «истинной веры» весьма благосклонно.

Когда-то, никто толком не знает, когда, в обрывах рядом с Бычком был скальный монастырь. Со временем его следы полностью стерлись, но память осталась. Вот в эту память местные жители осенью 2013 года и установили на днестровской круче поклонный крест. Получилось красиво и сурово, как, собственно, и все, что делают староверы.

Установку креста проводили при большом стечении старообрядческого люда как из Приднестровья, так и из Молдавии. Присутствовал сам Евмений, их епископ Кишиневский и всея Молдавии.

Остров почему-то Змеиный между Бычком и Красногоркой.

На крутом склоне днестровского берега напротив острова подошвами обуви приднестровских фотографов буквально протерта плешь. Мы тоже, в который раз, внесли свою лепту. А что тут скажешь – что красиво, то красиво! Даже в такую мерзопакостную пору.

Не знаю, по-моему, тоже красиво. Грустно, но красиво. Элегия, едрёнть.

Судя по сохранившимся оплывшим под воздействием атмосферных явлений надписям технологического характера на величественных останках стен некоего комплекса зданий за околицей Бычка, и обширным плантациям вырождающихся в кустарник тутовых деревьев вокруг них, еще недавно здесь было нечто, связанное с шелководством и первичной переработкой коконов тутового шелкопряда.

За Красногоркой нами была замечена некая пастораль с участием дамы пенсионного возраста и ее крохотного стада. Матрона-коза степенно щипала на пригорке траву, неугомонные же козлята приставали к своей пастушке с целью поиграть. Белую козочку звали, как и следовало ожидать, Белкой, ее сестру, к нашему легкому удивлению – не Стрелкой, а Катей.

Нижняя улица Теи зияет огромными проплешинами с еле заметными бугорками на месте смытых наводнением 2008 года саманных домов. Однако, обширные приусадебные участки не заброшены. На одном из них, сидя на импровизированном стульчике – дырявой «выварке» – неторопливо и обстоятельно обрезал виноград Алексей.

Бывшие хозяева виноградника, то ли родственники, то ли друзья Алексея, получив от государства компенсацию за размытый дом в размере 10 000 долларов США, куда-то свинтили. Участок же оставили ему в пользование. На наш вопрос, хороший ли виноград, Алексей отреагировал горячим желанием немедленно угостить нас прошлогодним вином («для себя делал!»), благо и дом его недалеко – буквально в соседней Токмазее. «Вино какой страны вы предпочитаете в это время суток?»…

Пришлось, напрягшись, вежливо, но твердо отказаться: время суток было еще достаточно ранним, а нам не хотелось заканчивать в Токмазее только начавшуюся экспедицию.

Прямо на обочине у дороги при въезде в Спею, стоит вот такой памятник.

Из нашей нескончаемой серии «хотели, как лучше…».

Или вот, прямо через дорогу от статуи «скорбящей матери». Кто не силен в молдавском: «Слава многонациональному народу ПМР».

Моя бабушка, земля ей пухом, непременно сказала бы: «Вредительство!».

Нет, надо было соглашаться на предложение Алексея...

Бесплодно поколесив по Спее, оказавшейся в это время года и суток такой же безрадостной, как и памятники у ее въезда, мы решили навестить Индию, малюсенькое село в несколько обитаемых дворов, одним своим названием вселявшее иррациональный оптимизм.

 

Вдали кажущейся бесконечной проселочной дороги показалась хрупкая фигура женщины с детской коляской.

Женщину звали Мариной, ее неунывающего двухлетнего сына – Андреем. Андрей – младший из шести (!) детей Марины. Целью их путешествия была Спея («Свекрови надо помочь по хозяйству»). До Спеи идти 9 километров; ветер, стал накрапывать унылый дождик.

Попрощались. Молча проехали метров двести. «Ну, не козлы мы?!» – наш Алексей круто по целине развернулся, быстро нагнали одинокую фигурку. Марина, показалось, даже не удивилась...

Словом, побывали мы в Спее еще раз. От чувства исполненного доброго дела небо стало казаться не таким серым.

Перекусили на берегу Днестра у Индии в угрюмом продуваемом ветром лесу. Разожгли костер не столько, чтобы согреться, сколько для душевного комфорта.

 

А в Индию мы так и не попали, не доехали самую малость: дождик припустил нешуточный. Учитывая характер покрытия дороги, а именно: отсутствие всякого покрытия – нам надо было безотлагательно «рвать когти».

Вон она, околица Индии (вдали – Ташлык). Но мы сюда скоро вернемся!

 

 

Фотографии А. Паламаря, А. Юрковского

 

Другие путешествия

 

Путешествие №1  Ташлык 

Путешествие №2   Дубоссары, Гояны, Дойбаны

Путешествие №3   Спея, Тея, Токмазея, Красногорка и Бычок

Путешествие №4   Индия

Путешествие №5   Роги 

Путешествие №6   Новая Жизнь, Воронково, Бол. Молокиш, Гараба, Плоть

Путешествие №7   Роги-2

Путешествие №8   Делакеу

Путешествие №9   Днестровск, яхтклуб 

Путешествие №10 Цыбулевка, Гармацкое, Рашково, Валя-Адынкэ

Путешествие №11 Погребы, Пырыта

Путешествие №12 Вадул-Рашков

Путешествие №13 Праздники в селах: Тея, Коротное, Чобручи

Путешествие №14 Гура-Быкулуй

Путешествие №15 Осень: Копанка, Талмазы, Слободзея, Роги, Токмазея

Путешествие №16 Церкви

Путешествие №17 Церкви (продолжение)

Путешествие №18 125 километров войны. Гура-Галбеней

Путешествие №19 Танк у дороги. Чинишеуцы

Путешествие № 20 В Ташлык с гимназистами

Путешествие № 21 Таинственный крест. Рогожены

Путешествие № 22 Крест. Продолжение: Спея, Мерены, Кошерница

Путешествие № 23 Крест. Предварительный финал: Тея, наша Спея, Делакеу

Путешествие № 24 Бросок на север