Перейти на сайт Союза фотохудожников Приднестровья

На "союз" можно кликнуть

 

 

  

 

Разделы сайта

Новые путешествия

Путешествие 25

Черница. Обочина

 

Путешествие 24

Бросок на север

 

Путешествие 23

Крест.

Предварительный финал

 

Путешествие 22

Крест. Продолжение

 

Путешествие 21

Таинственный крест

 

Путешествие 20

В Ташлык с гимназистами

 

 

 

 

 

Топ-10  Популярные размышлизмы

Размышлизм 10

Серийный краевед и знатный путеводитель В. Кудрин

из города Бендеры

 

Размышлизм 11

Декаданс в приднестровской фотографии

 

Размышлизм 12

 Срамные танцы на костях

 

Размышлизм 29

Нас с тобою нае@али

 

Размышлизм 27

Страна Канцелярия

 

Размышлизм 1

Культура: полный песец

 

Размышлизм 24

Приднестровские СМИ

жгут нипадецки

 

Размышлизм 16

 Детская фотография. Возвращение?

 

Размышлизм 28

Академик и сказочные долбо@бы

 

Размышлизм 32

Культур-хальтур, или халтура на законодательном уровне

 

Размышлизм 33

Журавли

 

 

 

 

 

 

 

Тягостный размышлизм 10

Серийный краевед и знатный приднестровский путеводитель В. Кудрин. Часть 2.

 

 

Рыбницкий район 

 

«Первые письменные упоминания об этом месте (речь идет о Рыбнице) появились в XV веке, но содержатся только в документе 1628 года».

Самашечий дом! Как это: «письменные упоминания XV века содержатся в документе 1628 года»?

А! Наверное, в документе 1628 года содержится ксерокопия «первого письменного упоминания об этом месте XV века». Или фотокопия. Или как? Я нервничаю.

 

«В 1938 году Рыбница приобретает статус города. И почти одновременно появились пристань и железнодорожная станция на линии Слободка–Бельцы. Тогда и стали говорить о трех исторически сложившихся центрах Приднестровской Новороссии. Тирасполь – центр Новороссийской части, Рыбница – второй ее центр и Бендеры – третий, но Заднестровской Новороссии».  

Сосредоточимся и оценим высоту полета мысли автора: Приднестровская Новороссия, о которой «стали говорить» в 1938 году, имела три центра:

Тирасполь – центр Новороссийской части Приднестровской Новороссии,

Рыбница – второй центр Новороссийской части Приднестровской Новороссии, и

Бендеры – третий центр Приднестровской Новороссии, но «Заднестровской Приднестровской Новороссии».

«Заднестровская Приднестровская»...

«Заднестровская Приднестровская Новороссия», правда, с 1918-го по 1940-й принадлежала Королевству Румыния (это я уже от себя), но в 1938 году, пишет автор, о ней «стали говорить».

Стали говорить... В 1938 году… Вот такую чепуху. Интересно, кто «стал говорить»? Где «стал говорить»? Кому «стал говорить»?

На старой фотографии конца 1930-х годов мы видим железнодорожный мост в Бендерах с гордо развевающимся румынским флагом. Что для нашего «краеведа» вовсе неудивительно: ведь о Бендерах, по его авторитетному мнению, именно тогда стали говорить как об исторически сложившемся третьем центре Приднестровской Новороссии – Заднестровской Приднестровской Новороссии.

Я вот всё думаю: как такая хрень вообще может помещаться в голове?

 

И ещё. В 1938 году в Рыбнице «появилась» железнодорожная станция, пишет «краевед». То есть железную дорогу проложили в 1881 году (сам «краевед» пишет об этом чуть раньше), здание вокзала построили в 1899 году (сам «краевед» об этом пишет чуть позже), а железнодорожная станция «появилась» в 1938 году. Чего ждали-то столько лет с открытием станции? А может, и не ждали полвека. Может, станция «появилась» году эдак в 1881-82 (а иначе, зачем та железная дорога, если станций нет), просто «краевед», как всегда, не в курсе?

Но это так, умозаключения, «игры разума», тэскэть. А вот документ:

Фрагмент карты юго-западных железных дорог

Российской империи 1899 года.

 

Нетрудно заметить отмеченные на участке Слободка-Бельцы, о котором упоминал наш «краевед», железнодорожные станции Колбасная, Воронково, Рыбница, Шолданешты, Кобыльня, Рогожены и Флорешты. Причем, если остальные отмечены как «малыя станцiи», то Рыбница – как «узловая или конечная жел. дор. станцiя». Тирасполь, кстати сказать – «малая станцiя». Обидно, да?

 

И ещё по поводу вышеприведенной цитаты, дескать, пристань в Рыбнице появилась в 1938 году (как, оказывается, много чепухи можно втиснуть в одну коротенькую фразу!). «Краевед», просто поверь мне: пристань в Рыбнице была обустроена с открытием регулярного судоходства по Днестру ровно на 45 лет раньше, т.е. в 1893 году (да ты же сам пишешь: «В 1893 году на Днестре устанавливается регулярное судоходство»). 

Гля, «краевед», что я нашел:

 Начало ХХ века. Пароходы на Днестре.

Где? Врать, как «краевед», не стану, но судя по ширине реки и характерному ландшафту  где-то недалеко от Рыбницы.

 

Прикинь, «краевед», плавают по Днестру такие крокодилы, а к Рыбнице подойти не могут: пристани нет; только женщины с берега белыми платочками машут, машут... Горе горькое.

 

И ещё. В 1938 году, пишет «краевед», на Днестре в Рыбнице появилась пристань... Послушай, «краевед», напряги остатки своих сил и послушай: с 1918 по 1940 год Днестр служил границей между Советским Союзом и Румынией. По этой причине судоходство по Днестру в эти годы было полностью прекращено. Вопрос: на хрена было в 1938 году сооружать в Рыбнице пристань, если суда по Днестру не ходили в принципе?

Смотри, «краевед», как выглядел советский берег Днестра в то время:

Сплошной каменный забор высотой метра 3-4, поить скотину можно только в специально отведенных местах под конвоем вооруженных пограничников, никакой рыбалки и т.п. глупостей... А ты говоришь «пристань»«Экой ты смешной какой!» (с)

 

О Рыбнице в Великой Отечественной войне: «Людские потери небольшого приднестровского городка были велики: уничтожено 2700 человек советских военнопленных, около 300 человек умерли от тифа в еврейском гетто и 3600 человек пали на фронтах Великой Отечественной войны».  

Да, 3649 человек пали на фронтах Великой Отечественной войны, вечная им память. Но это были не только жители «небольшого приднестровского городка» Рыбницы. Это были жители Рыбницы и всего Рыбницкого района.

И 2700 советских солдат, уничтоженных в лагере военнопленных, вряд ли стоит вносить в число «людских потерь небольшого приднестровского городка».

И с гетто не все понятно: там что, только от тифа умирали? Нет, не только: 1297 человек расстреляно, 240 сожжено заживо, 1194 умерли от голода и болезней, в том числе и от тифа.

В общем, что ни слово – то пальцем точнехонько в небо. Снайпер! 

 

«... сейчас в Рыбнице преобладают многоэтажные здания».

С «преобладанием многоэтажных зданий» в Рыбнице не всё так однозначно: посмотришь на верхний снимок – да, вроде как, преобладают; посмотришь на нижний – преобладают, но не очень.

  

О достопримечательностях Рыбницы: «Свежая дорожная разметка, асфальт без привычных нам выбоин».

Умиляет «свежая дорожная разметка» и асфальт без «выбоин» в качестве достопримечательностей города. «Граждане туристы, обратите внимание на свежую дорожную разметку – уникальную достопримечательность нашего города». 

 

О достопримечательностях Рыбницы: «Михайло-Архангельский собор в нижней части города, новый, великолепный символ города».

Пристально всматриваемся в фотокарточку. В ее правом верхнем углу виден Михайло-Архангельский собор, о котором автор-путеводитель пишет: расположен, дескать, в НИЖНЕЙ части города:

 

По поводу Михайло-Архангельского собора: «Роскошному храму дала имя древняя деревянная церковь, освященная еще 22 ноября 1702 года, которая в 1829 году была заменена на каменную».

И так же ж всё у «краеведа» чётко, прямо тютелька в тютельку, вплоть до дня: 22, говорит, ноября 1702, говорит, года! Не 23-го, не 24-го, а вот именно что 22-го – мамой, говорит, клянусь, век воли не видать. И заменили её, говорит, на каменную в 1829 году, точного, говорит, числа не помню, вы уж не обессудьте. Что ж, попробуем проверить.

Приднестровский гос. университет, Институт истории, государства и права, Научно-исследовательская лаборатория истории ПМР, книга «ПМР. Хроника основных событий»: «1682 год. Освящение церкви во имя Михаила Архангела в Рыбнице... 1802 год. В Рыбнице освящена новая церковь в честь Архангела Михаила».

Информационно-издательский отдел Тираспольско-Дубоссарской епархии: «Первая церковь в Рыбнице была построена в ноябре (ага, вот видите, таки в ноябре!, что краевед говорил!) 1682 года (блин, промазал). Она была глинобитной (блин, промазал)... В 1802 году (блин, промазал) была построена новая, каменная церковь».

А как складно пел, как пел: 22, пел, ноября... С такими выдающимися вокальными данными, шутили мы, будучи учениками младших классов Кармановской средней школы, надо сидеть в туалете и кричать «занято». «Голос, как в жопе волос: тонок и нечист» (русская народная присказка).

 

«... большой колокол «Благовест» в 100 пудов весом, а самый маленький из колоколов, издающий тонкое «Ля», весит всего 4 кг».

Маленький колокол тоненько так: «Ля», – а краевед ему в тон «ля-ля-ля-ля-22 ноября-ля-ля-ля-ля-1702-ля-ля-ля-ля-ля-1829-ля-ля-ля...»

«Тонкое «ля»»... Бывает еще толстое «ля» и «ля» средней такой, знаете ли, упитанности. 

 

О достопримечательностях Рыбницы: «Костел Девы Марии, построенный в 2003 году...»

Действительно, в 2003 году в Рыбнице построили костел. Вот только имя ему дали не в честь Девы Марии, а наоборот – супруга ея, святого Обручника Иосифа. Так он до сих пор и называется – костел святого Иосифа, точнее, Юзефа, на польский манер.

Подумаешь, костел не Девы Марии, а её мужа, но ведь мужа же, а не какого-то постороннего мужчины!                                  

Костел св. Юзефа, или, как утверждает «краевед», костел Девы Марии.

 

«В 1975 году был сооружен мемориал Воинской славы. Два спаренных железо-бетонных пилона облицованы белым мрамором...»                      

Белым?

 

Тут же: «У подножия пилонов на 12 гранитных плитах высечены имена освободителей города и района».

Город Рыбница был освобожден 30 марта 1944 года силами 41, 69, 78, 80-й гвардейских стрелковых дивизий, 7-й воздушно-десантной дивизии, 21-го стрелкового корпуса (это минимум 3 дивизии) и 29-го танкового корпуса. Итого 7 дивизий, не считая десантников и танкистов.

Штатный состав стрелковой дивизии Рабоче-Крестьянской Красной Армии – 11 500 человек. То есть в 7 дивизиях – 80 тысяч человек. Понятно, потери по дороге к Рыбнице, весенняя распутица, прочее, пусть город освобождало 40000 человек пехотинцев. Плюс столько же, если не больше, остальной район. Получается 80000.

Гранитных плит, как сообщает нам «краевед» – 12 штук. Выходит, на каждой из них высечено минимум по 6666 имен освободителей города и района. Это только пехотинцев.

Посмотрим на одну из этих двенадцати плит:

21 имя... Умножить на 12, получится 252. Так, может, на 12 плитах выбиты не имена «освободителей города и района», а имена погибших освободителей? И не «города и района», а города (252 погибших при освобождении города и сорока шести сел района, как это ни страшно звучит - маловато)?

Теперь посмотрим на годы гибели этих 21 воинов: 8 героев пали в 1944 году. Что ж, город освобожден весной 1944-го, вполне возможно, что это имена освободителей города. А 1945? Допустим, через год умерли от ран, полученных при освобождении города. А 1943? А 1942? Тоже пали при освобождении Рыбницы?

А фамилии героев? Плугарь (два человека), Папрели, Пустика? Не похожи ли они на фамилии исконно наших приднестровских молдаван?

Так, может, это фамилии рыбничан, в разные годы павших на различных фронтах Великой Отечественной войны? Тоже не очень похоже: горожан и жителей сел района с войны не вернулось, как мы помним, 3649 человек.

Словом, я не знаю, чьи имена выбиты на плитах рыбницкого Мемориала воинской славы. Так я ведь и не пишу «Путеводителей», а если бы писал, то обязательно выяснил бы, а не бредил, попёрдывая от усердия, как наш «краевед». Выяснил бы из уважения к павшим. 

А «краевед»-то наш хоть иногда задумывается над тем, что он пишет? Похоже, нет: нечем задумываться-то. 

 

О памятнике мальчику Вове, убитом фашистами в 1941 году за его помощь раненным красноармейцам: «Памятник нигде не числился, а история его установки постепенно стерлась из памяти горожан и администрации. Городское хозяйство интересный памятник своей героической истории сделало беспризорным».

«Интересный памятник героической истории городского хозяйства», пишет автор о памятнике мальчику Вове.

Писатель, что тут скажешь! Умеет формулировать!

 «Интересный памятник героической истории городского хозяйства».

 

Еще об этом памятнике: «Создали памятник на объездной трассе... Памятник долго стоял на улице Пушкина».

«Создали памятник на объездной трассе...» Может, «на объездной трассе» памятник поставили, а создавали его в другом месте, в мастерской скульптора, например? Нет?

«Объездная трасса»... Пристально посмотрим на карту-схему Рыбницы и попросим «краеведа» объяснить, что улицей Пушкина (отмечена красным) «объзжают»?

Рыбница, улица Пушкина,

или «объездная трасса», как пишет о ней «краевед».

 

И еще о достопримечательностях Рыбницы: «Старомодный центральный парк».

Рыбница, центральный парк. В чем старомодность-то заключается?

 

Об основании и названии села Выхватинцы: «Свое название якобы получило от того, что первоначальные поселенцы волей помещиков были выхвачены из разных мест и поселены здесь. Их было около тысячи человек, которые делились на две группы: переселенцы из Петербургской, Полтавской и севера Подольской губерний и молдаване – выходцы из Бессарабской губернии».

Первое упоминание о селе Выхватинцы относится к 1768 году. Первая тысяча жителей села была «волею помещиков выхвачена» из Петербургской, Полтавской, Подольской и Бессарабской губерний, пишет «краевед».

Как бы объяснить нашему матёрому знатоку родного края…

Во-первых, трудно себе представить, что российские помещики стали бы «выхватывать» крестьян «из разных мест» и селить их на территории совершенно другого государства: в 1768 году эта территория принадлежала Польше.

Во-вторых, в указанное время Подольской губернии не существовало: она была образована в 1796 году после того, как ее земли были отобраны у той же Польши.

В-третьих, Бессарабской губернии тоже не существовало: она была образована через сотню лет в 1873 году; ее территорию тоже еще надо было у турок отобрать в 1812 году.

В-четвертых, и Полтавской губернии тогда не было: она была образована в 1802 году.

Но Петербургская-то губерния была? Была! Чего ж я к человеку-то привязался?

 

Тут же: «Эти народы уже осознали себя частью единой русской нации и не ощущали национальных противоречий».

Украинцы, «выхваченные» с территории Польши, и молдаване, «выхваченные» с территории Молдавского княжества – вассала Османской империи, поселенные «волею помещиков» в Брацлавском воеводстве Речи Посполитой, «уже осознали себя частью единой русской нации»...

С чего бы? Что «краевед» употребляет, такое забористое?

 

С плохо скрываемой завистью к мастерству «краеведа» хочется посоветовать ему обобщить свой блистательный писательский и краеведческий опыт и издать книгу под названием «Как написать «Путеводитель», не привлекая внимания санитаров». Это будет хитяра! Бестселлер! Настольная книга психиатра!

 

Вернемся к «свое название получило от того, что первоначальные поселенцы волей помещиков были выхвачены из разных мест». Выхватинцы – потому что «выхватывали»... В связи с этим хочу выразить тихую радость по поводу того, что у нас нет таких населенных пунктов:

Представляете себе лингвистические изыскания нашего «краеведа», связанные с этими топонимами?

 

Но, боюсь, на этом бы наш лингвист сломался. 

 

«Краевед» не успокаивается: «По другой красивой легенде Выхватинцы переводятся как «офатинць». Все названия населенных пунктов, если заканчиваются на «инць», означают, что происходят от какой-то персоны».

Я прямо вижу, как Знаток Всего На Свете (тут он выступает как эксперт по вопросам молдавского языка и молдавской же топонимики), подняв кверху кривой волосатый палец, менторски поучает своих читателей: «Все названия, если заканчиваются на «инць», означают...»

Одно только не влезает в новаторскую теорию «краеведа»: кроме Офатинць (молдавское название Выхватинцев), других населенных пунктов, заканчивающихся на «инць», ни в Приднестровье, ни в Молдове нет. Так что свои умственные «рассуждения» «краевед» может смело свернуть в трубочку и засунуть, куда посчитает нужным. Да хоть себе в задницу!

(В крайнем раздражении и злобе, плюясь и сквернословя, выражаю, сука, надежду, что за те два с лишним часа, которые я бездарно и бесплодно потратил на изучение названий 1614 молдавских, сука, сёл, «краевед» поплатится. Если не в этой жизни, то, сука, за гробом.)

 

Так от какой «персоны» (персон) происходит, по мнению «краеведа», название село Офатинць? «Во время русско-турецкой войны на защиту села встали два молодых парня – Офат и Тину... Молодые парни погибли, защищая село, а односельчане назвали село Офатинць».

А чё? Тину и Офат – распространенные молдавские имена.

«Во время русско-турецкой войны на защиту села встали два молодых парня с типично молдавскими именами – Гиду и Риму. Парни погибли, а односельчане назвали село Гидирим».

Молу и Окиш – Молокиш. Хару и Абу – Хараба. Гару и Мацу – Гармацкое. Буту и Чену – Бутучены, Зозу и Ляну – Зозуляны, Белу и Очу – Белочи. Ты не стесняйся, «краевед», пеши исчо, побольше лапши!

 

О селе Выхватинцы: «В своем среднем течении Днестр входит в узкую и глубокую каньонообразную долину с высокими берегами, изрезанными оврагами. Отсюда от села Выхватинцы начинается резкое (резкое!) расширение Дубоссарского водохранилища».

С подозрением рассматриваем спутниковую фотокарточку: участок Днестра Сахарна – Выхватинцы – Зозуляны. От села Выхватинцы (вниз по течению, в сторону Зозулян) начинается, говорит «краевед», «резкое расширение Дубоссарского водохранилища». Не просто расширение, а вот именно резкое.

Один я не вижу этого «резкого расширения»?              

 

«От села Выхватинцы начинается Дубоссарское водохранилище длиной 120 километров».

От Дубоссар, где сооружена плотина Дубоссарской ГЭС, до Выхвытинцев по дороге 50 километров. Накинем километров 20 на легкое петляние Днестра, получаем 70. Вопрос к знатоку родного края: как в участок русла реки длиной 70 км может поместиться 120 км водохранилища? Закусывать надо.  

 

В приднестровском селе Выхватинцы, кто не знает, в 1829 году родился знаменитый музыкант Антон Рубинштейн. И вот тут-то наш «краевед» разошелся:

«История рождения музыканта очень похожа на легенду. Братья Рубинштейн арендовали небольшой участок земли под виноградниками между Рыбницей и Дубоссарами. К одному из братьев, к Григорию, направлялась беременная жена. Ехала с прислугой в бричке по скверной трясучей дороге. Путь неблизкий, но поняли, что дальше ехать по этим дорогам с роженицей нельзя, но добраться надо. Соорудили плот, чтобы на нем преодолеть остаток пути».  

«Соорудили плот»… Т.е. спилили десяток-полтора толстых деревьев, обрубили ветки, стащили к реке, связали бревна, приладили вёсла, кормило, спустили на воду… Кучер, прислуга (думается, женщина) и беременная на 9-м месяце. Чем не артель!

Да, чуть не забыл: 28 ноября (день рождения Антона Рубинштейна). Самое время беременным сооружать плоты и сплавляться на них.

Наверное, как-то так. Только зимой. 

 

И еще. «Отец Рубинштейна  Григорий Романович (Рувенович) Рубинштейн  с молодости вместе с братьями Эммануилом, Абрамом и сводным братом Константином занимался арендой земли в Бессарабской области»,  пишут умные люди.

«Бессарабская область – административная единица Российской Империи, составлявшая крайний юго-западный угол России, между Прутом на западе и Днестром на севере и востоке», – пишут другие умные люди. 

Рыбница же и Дубоссары, между которыми, по утверждению «краеведа», якобы арендовали землю братья Рубинштейны, располагались совсем в других административных единицах Российской Империи: Рыбница – в Подольской губернии, Дубоссары – в Херсонской губернии.

Нет слов...

 

Далее:  «Но  у села Выхватинцы пришлось причалить: начались роды. Староста села, узнав, что роженица - иудейка, принять ее в свой дом отказался».

Это же очень по-христиански! И, главное, издревле характеризует приднестровцев  как толерантных, веротерпимых, добрых и отзывчивых людей.

Староста села Выхватинцы, узнав, что Калерия Христофоровна Рубинштейн, урожденная Лёвенштейн, беременная иудейка, отказывается принимать ее в свой дом. Иллюстрация к сказкам «краеведа».

 

Далее: «А на берегу стояла корчма, хозяин которой и принял роженицу. Там, возможно, в это время кто-то, зарабатывая на хлеб, играл на скрипке. Здесь и родился гений русской музыки».

Вот откуда у Антона Рубинштейна эта тяга к музыке, намекает автор! Надо полагать, отталкиваясь от прозрачного намека «краеведа», что, если бы «в это  время кто-то, зарабатывая на хлеб, играл» в карты, то из Рубинштейна получился бы знатный катала.  

 Прямо «здесь и родился гений русской музыки»

 

Там же: «Но есть еще более правдивая (если с плотом – просто правдивая, то это – еще более правдивая!) версия, что бричка ехала правым берегом и роженица стала кричать от боли».  

Что делала роженица на правом берегу, не ясно ни разу: ведь, как утверждает «краевед», братья Рубинштейн арендовали землю между Рыбницей и Дубоссарами, т.е. на левом берегу.

Но, предположим, каприз у нее такой был: перебраться на правый берег, а потом оттуда кричать от боли, мол, заберите меня отсюда, мне на левый берег надо. Я о другом: правым берегом в этих местах нельзя ездить не то что на бричке – верхом на палочке не проедешь. См. фотокарточку: вот так здесь выглядит правый берег Днестра (на дальнем плане)..

 Воооон по тому берегу Днестра, что на дальнем плане, и ехала на бричке  беременная Калерия Христофоровна Рубинштейн, утверждает «краевед».

 

Далее: «Услышал (крики роженицы) рыбак и доставил ее на левый берег близ корчмы (далась же «краеведу» эта корчма!). В честь него и был назван новорожденный – Антон. Эту версию рассказывал старейший житель села Трофим Серенюк, которому от роду было 102 года».

Чтобы быть заслуживающим доверия источником информации для путеводителя, т.е. справочного пособия, деду надо было родиться хотя бы лет за 10 до Рубинштейна, т.е. 102 года ему исполнилось бы в 1921 году.

Кому он рассказывал свою «версию»? «Краеведу»?

 

О первом педагоге Антона Рубинштейна: «Им стал французский пианист, но коренной москвич А. И. Виллуан».

«Французский пианист, но коренной москвич»... 

Согласно этой несгибаемой «логике», А.С. Пушкин – эфиопский поэт, но коренной москвич, Иосиф Сталин – грузинский политик, но коренной гориец, а Леонид Утесов – еврейский музыкант, но коренной одессит. А Екатерина II – так та вообще немецкая императрица, но коренная штеттинка!

И ещё. Родился «коренной москвич» А.И. Виллуан в Санкт-Петербурге.

 Еврейская балерина, но коренная москвичка Майя Плисецкая.

 

И ещё. Что значит «французский пианист»? Человек родился в России, всю жизнь трудился во благо и во славу России, умер в России... Из французского у него была только фамилия.

Мы ведь не говорим о Н.В. Гоголе-Яновском, что он украинский литератор, хоть он и украинец, точнее, малоросс, по национальности.

Мы ведь не говорим о генерале Багратионе, что он грузинский военачальник, хоть он и из грузинского царского рода.

Мы ведь не говорим о Барклае де Толли, что он немецкий полководец, хоть он чистокровный немец, родившийся в Курляндском герцогстве.

Мы ведь не говорим о «нашем» де Волане, что он голландский инженер на том основании, что он голландец родом из Антверпена.

Мы с полным на то правом говорим о них: русский писатель, русский генерал, русский инженер. А тут вдруг  «французский пианист». З якого такого переляку?

 

И ещё (наш «краевед» неисчерпаем, как атом! в одно коротенькое предложение он способен, как мы не раз убеждались, втиснуть кучу ерунды). А.И. Виллуан был музыкальным педагогом. Он не был пианистом (люди постарше должны помнить А.Я. Гомельского; с его ростом в метра полтора он не был баскетболистом: он был выдающимся баскетбольным тренером), Виллуан был выдающимся учителем игры на пианино. Вот что пишут на этот счет умные люди: «Сам Виллуан, однако, не был виртуозным исполнителем, и для того чтобы принять его в состав профессоров консерватории, А. Рубинштейн играл за него на экзамене сам, желая этим доказать педагогические способности своего учителя».

Кстати, Виллуан еще давал уроки игры на скрипке. Так, может, назовем его «французским скрипачом»?   

 

«В 1839 году в Париже малолетний музыкант (Рубинштейн) познакомился с Листом. Интересно, что в это время Лист познакомился с княгиней Каролиной Витгенштейн, женой сына Николая генерал-фельдмаршала Витгенштейна. Несмотря на сложности: долгий развод Каролины и ее истово исповедуемый католицизм – они решили соединиться». 

«Интересно», пишет «краевед»: в это время, т.е. в 1839 году, Лист познакомился с Каролиной Витгенштейн. А вот что пишут по этому поводу люди умные: «В 1847 году в зале Киевского университета княгиня Витгенштейн впервые увидела Ференца Листа».

Вообще-то, эти творческие потуги краеведа называются «фальсификацией» и «подтасовкой». Разве нет? Чтобы увязать неувязываемое, чтобы набить страницы своей «книги» гнилой шелухой ничего не значащих слов, небывальщиной. Нет?

 

О рояле Рубинштейна: «В музее села хранится рояль самого пианиста, создав еще одну (мама родная! еще одну!) легенду. Якобы во время прошедших гастролей в Кишиневе не могли найти для Рубинштейна рояль с нормальным звучанием. Пианист, помня об этом, отправил свой второй черный рояль в Выхватинцы».

Безукоризненная логика: в Кишиневе не было рояля, поэтому музыкант «отправил свой второй черный рояль в Выхватинцы». Наверное, чтобы Кишинев сдох от зависти.

Еще одна легенда! Не «путеводитель», а сборник мифов и легенд: Рубинштейн, дескать, лично «отправил свой второй черный рояль» в Выхватинцы.

Цитирую один молдавский сайт (http://www.dorledor.info/article/памяти-антона-рубинштейна): «Историю инструмента нам рассказала директор музея А.Г. Рубинштейна Елена Ивановна Бондаренко. После смерти композитора его жена продала рояль частному коллекционеру. Его зятя пригласили в Кишинев преподавать в мединституте. Вместе с ним в столицу прибыл и рояль Рубинштейна. Председатель Союза композиторов Советской Молдавии узнал об уникальном инструменте. За большие деньги рояль выкупили и отправили на родину Рубинштейна. На инструменте сияет табличка с надписью: «От композиторов Молдавии – музыкальной школе села Выхватинцы. 1966 г.»».

 

Чисто поржать: из авторского предисловия к «книге»: «…хочется поблагодарить всех тех, кто оказал посильную помощь в этом деле. Кто помогал конкретно своими советами, работами и рассказами. Это Елена Ивановна Бондаренко, заведующая музеем им. А.Г. Рубинштейна…».

Может, Елена Ивановна Бондаренко рассказывает журналистам одно, а нашему «краеведу» другое? Не думаю. Скорее, у автора путеводителя, затейника и фантазёра, идиосинкразия, непереносимость правды. Легенд ему подавай! Когда их нет, сам выдумывает.

 Металлическая табличка на рояле Рубинштейна,

о которую вдребезги разбиваются досужие выдумки «краеведа».

 

«По инициативе председателя Союза композиторов Молдовы З.Л. Столяр была в селе открыта музыкальная школа им. А.Г. Рубинштейна».

Зиновий Лазаревич Столяр, многолетний член правления Союза композиторов и музыковедов Молдовы, в 1973-1977 годах был ответственным секретарем этого Союза, в 1977-1984 годах – заместителем председателя правления и с 1984 года – редактором Союза.

Зиновий Лазаревич Столяр никогда не был «председателем Союза композиторов Молдовы».

 

«В прошлом веке по его (Антона Рубинштейна) завещанию и на его средства открыто двухэтажное Народное училище».

«В прошлом веке»... В 1901 году, ёлы! 1999 год – это тоже «прошлый век».

«Двухэтажное Народное училище»... Смотрим:                               

Вверху – газета конца XIX века: как бы проект «двухэтажного Народного училища»

Внизу – построенное в 1901 году здание «двухэтажного Народного училища».

 

Надо объяснить, почему я так прицепился к этому «двухэтажному» училищу. Дело в том, что по завещанию Антона Рубинштейна в Выхватинцах было построено двухклассное Народное училище. Но нашему «краеведу» что двухэтажное, что двухклассное – глубоко, мягко говоря, один хрен. Его такие досадные тонкости не трогают.

 

«Бронзовый бюст (речь идет о памятнике А. Рубинштейну в Выхватинцах), передающий эмоциональность и экспрессивность великого исполнителя…»

«Краевед» даже разместил в своей книге фотографию этого бюста (спёртую, как и много другое, с моего сайта). Нетрудно заметить даже при беглом взгляде на означенную фотографию, что бюст покрашен «серебрянкой». Напрашивается вывод: либо жители Выхватинцев сошли с ума и красят бронзовые бюсты «серебрянкой», либо «краевед» в очередной раз соврамши: бюст не бронзовый, а, скорее всего, гипсовый. 

«Бронзовый бюст» А. Рубинштейна.

За ним – здание «двухэтажного училища». «Путеводитель», ёпта!

 

А насчет передачи «эмоциональности и экспрессивности великого исполнителя» посредством бюста... Не знаю. Рассматриваем фотографии. Как по мне, так великий исполнитель изображен спокойным и сосредоточенным, как удав после сытного обеда. Но это, признаться, мнение спорное: «краевед», он же специалист по экспрессивности, так не считает...

 

P.S. Хотя, черт его знает... Видал я надысь в одном приднестровском селе здоровенный статуй вождя мирового пролетариата. Бронзовый. Покрашенный «серебрянкой». Так что, возможно, в данном случае я зря клевещу на «краеведа». Впрочем, «краевед» сам виноват: репутация у него такая, что ни единому его слову не веришь.

 

О композиторе Евгении Доге, родившемся в селе Мокра Рыбницкого района: «Земляки (Доги) вспоминают его только потому, что он, в отличие от Рубинштейна, в свое родное село Мокра и не заглядывает».

Вспоминают только потому, что не заглядывает, а заглядывал бы – и не вспоминали бы ни хрена...

Если следовать от обратного, то из текста следует: Рубинштейн, в отличие от Доги, в свое родное село Мокра заглядывает. Жутковатая картина: Рубинштейн, умерший более 100 лет назад, заглядывает в свое родное село Мокра...

Или, может – не будем придираться к словам – заглядывал при жизни? Вряд ли: Мокра – не родное село Рубинштейна.

А! Так может, Рубинштейн заглядывал в свое родное село Выхватинцы, это автор так затейливо сформулировал, что и не разберешь сразу? Нет, не заглядывал… Ни разу. Исторический факт.

Так чего ж земляки Доги цепляются к Доге, ставя тому в пример Рубинштейна, дескать, Рубинштейн покруче тебя будет, с самим Чайковским водку пьянствовал, и то заглядывает в родное село, а ты, собака, нет?

Пустое это всё: никто Евгению Доге Антона Рубинштейна в пример не ставит. Это «краевед» всё выдумывает: надо же о чем-то писать, вот он и выдумывает.

А на самом деле: 

 «Краеведа» нашего хлебом не корми – дай что-нибудь или кого-нибудь обосрать. Смотрит – Дога, дай, думает, Догу обосру. 

 

«… овраг Рыпа Матфея (речь идет о селе Выхватинцы), где в 1901 году была найдена пещера, в которой жили древние люди…»

Что тут скажешь? Большая Советская энциклопедия нам в помощь: «Выхватинцы – село на Днестре в Рыбницком районе Молдавской ССР, близ которого в гроте в 1946 году открыты остатки палеолитической стоянки».

Так что, может, в 1901 году кто-то что-то и нашел, но точно не «пещеру, в которой жили древние люди».

И ещё. Овраг называется не Рыпа Матфея, а Рыпа Мафтея. Ынцелес, фрателе?

 Даже умных книжек читать не надо.

 

О возникновении названия оврага в Выхватинцах: «Одна непритязательная легенда (очередная!) рассказывает, как возникло название оврага Вермитка. Рядом с ним были дома двух семей. Богатой и бедной. В богатой – озорной парень Митя, а в бедной – веселая красавица Вера. Детьми они любили вместе играть, а когда решили пожениться, богатые родители встали против их союза. Вера и Митя поднялись на высокий мыс оврага и бросились с него, разбившись насмерть. Так возникло название Вермитка».

«И пучина сия поглотила ея в один момент» (с). Легенды, легенды… Когда коту не фиг делать, он легенды лижет, виноват, сочиняет: «Пойдет налево – песнь заводит, направо – сказку говорит» (с). Кстати, а почему «Вермитка», а не «Вермитька»?

Ну что ж, и мы внесем свой посильный вклад в мифотворчество и легендоделание. Просто навскидку дарю «краеведу» пару идей для его следующих книжек-погремушек: свежеиспеченные легенды по поводу названий некоторых населенных пунктов: 

–   озорной парень Цыбул и веселая красавица Ёвка… окончание пубертатного периода... лютая смерть от падения на острые камни, все вокруг в мозгах и кровище… так возникло название села Цыбулёвка

–   веселый парень Влад и озорная девушка Мировка: смерть от асфиксии в результате повешения за шею... Влад И Мировка – Владимировка

–  парень Зозул и девушка Яна… долгая мучительная смерть в конвульсиях в результате отравления хлорофосом –  Зозуляны

–   заводной парень Бес и скромная девушка Сара из благочестивой еврейской семьи – смерть от утопления: село Бессарабка («бка» – осталось от «юбки», которую Бес так любил задирать на Саре);

–  поп из местной церкви влюбился в озорную девушку Енку, бросил попадью с четырнадцатью детьми и повесился на колокольне. А Енка, сучка, сбежала с армейским обозом… так возникло название села Попенки. Или не-не-не, не так. Девушки одного села славились удивительно красивыми попками. Во время очередной русско-турецкой войны через село проходил гусарский полк; его командир, полковник Суходрыщев, засмотревшись на местных красавиц, воскликнул: «Какие пОпенки!». Вот так возникло название села ПОпенки. Но со временем красавицы состарились, попки осунулись, и пришлось срочно придумывать новую легенду про любвеобильного попа и озорную девушку Енку, а село стали называть ПопЕнки;

–   озорной парень Тирас, веселая девушка Полина – город Тирасполь; парень Бен, девушка Дера – Бендеры; парень Гриша, девушка Аполинария – Григориополь; парень Кам, девушка Енка – Каменка; парень Слободан, девушка Зея – Слободзея; парень Рыб, девушка Ница – Рыбница; шлимазл Дуб, красавица Сара – Дубоссары;

–   старинный еврейский город Киш-мир-ин-тухес-унд-зай-гезунд – Кишинев.

Легенду о возникновении названия села Плоть в Рыбницком районе при женщинах и рассказывать-то неудобно.

В общем, не вдаваясь в подробности, история там была такая. Один молдавский парень влюбился в еврейскую девушку. Отец девушки – раввин по профессии – поставил непременное условие: обрезание. (Вспомнилось чего-то к слову: «по деревне бегали евреи и пугали всех своими обрезами».) Короче, что-то пошло не так, и вместе с крайней, я дико извиняюсь, плотью пьяный мохел отхватил парню...

Село с тех пор называется Плоть, а молдавские парни к еврейским девушкам больше не сватаются. Такая вот душераздирающая легенда. Я, пока ее сочинял, два раза горько всплакнул, сморкаясь в кашне.

 

О Днестре: «Южнее Дубоссар берега становятся пологими, и река, образуя еще большие извилины, не сопровождает их той же живописностью. Выхватинцы – последнее село, еще находящееся в рельефно-выразительном месте».

Река сопровождает свои извилины живописностью... Ну до Бог с ним, с сопровождением рекой своих извилин.

Выхватинцы – последнее, говорит знаток родного края, село, «еще находящееся в рельефно-выразительном месте». Дальше, говорит, места не рельефно-выразительные. Ну что ж, посмотрим на фотокарточки: берег Днестра у Журы, у Гоян, у Дойбан… И ниже Дубоссар: у Бычка, например… Нету, говорит знаток, ниже Выхватинец «рельефно-выразительных мест». Все, говорит, глаза проглядел – нету!           

Хотя, конечно, на вкус и цвет все фломастеры разные. Говорить о том, что ниже Выхватинцев нет «рельефно-выразительных мест», «краевед», конечно, может. Но только в том случае, когда он знает, о чем говорит.

Но вся проблема в том, что не знает: не был он нигде, не видел он ни черта. Так, совершил 2-3 вялых вылазки чуть дальше Тираспольско-Бендерской агломерации и почему-то стал считать себя экспертом.

 

О селе Строенцы: «Наверное, это самое живописное село Приднестровья, созданное самой природой».

Видели когда-нибудь населенные пункты, «созданные самой природой»? Приезжайте в Строенцы!

 

«Первое упоминание о Строенцах относится к 1702 году и связано с закреплением этих мест за польскими магнатами Любомирскими. Коронный гетман Польши Юрий Любомирский приобрел за бесценок эти опустевшие земли».

Если бы «краевед» хоть раз попробовал не просто бездумно передирать малограмотные тексты из Википедиии, а прочесть хоть что-то умное, то он бы узнал много интересного.

Например, что среди многочисленных князей Юриев (Ежи) Любомирских за всю историю этого рода был всего один коронный гетман польный (не «Польши» – такой должности просто не было – а польный, от слова «поле»; (это что-то типа фельдмаршала: Feld по-немецки – поле)) – Ежи Себастьян Любомирский. Так вот, он помер в 1667 году, за много лет до основания села.

Если какой-то Юрий Любомирский и «приобрел за бесценок эти земли», то он никак не был коронным гетманом, ни «Польши», ни польным.

Думается, к Строенцам имеет отношение кто-то из этих почтенных граждан, живших как раз в это время:      

–  Ежи Александр Любомирский (1669-1735), обозный великий коронный;        –  Ежи Доминик Любомирский (1664-1727), подстолий великий коронный, подкоморий надворный коронный;  

–  или Ежи Игнаци Любомирский (1687-1753), писарь польный коронный.

Хотя, как знать, я ж говорю: этих Любомирских – как собак.

Но тут что любопытно: «краеведа» и подобных ему «писателей», судя по всему, коробит, что Строенцы мог приобрести не «фельдмаршал», а какой-то, прости господи, обозный, подстолий или писарь, пусть даже коронный. Какое-то детское бахвальство, желание беспрестанно меряться письками. 

 

Ну да бог с ними, с письками. Что делает ясновельможный пан Любомирский, приобретя «за бесценок эти опустевшие земли»? Вы таки не поверите: он, «чтобы решить проблемы увеличения населения, набирает здоровых, сильных мужиков из казаков в своих владениях на Брацлавщине» и переселяет их на эти самые «опустевшие земли».

Даже не знаю что сказать... И что, вы думаете, пан Любомирский всерьез полагал, что, переселяя «здоровых, сильных мужиков из казаков» на «опустевшие земли», он может «решить проблемы увеличения населения»? Он что, считал, что «здоровые, сильные мужики», пусть даже «из казаков», способны «решить проблемы увеличения населения» в условиях отсутствия, я извиняюсь, женщин? Мол, на безрыбье и жопа соловей, простите за некоторую двусмысленность?

Нет, конечно, античная мифология и современный западный синематографъ («Лысая гора», к примеру) наглядно демонстрируют нам, что «здоровые и сильные мужики» время от времени этим самозабвенно занимаются, но так, чтобы это приводило к радикальному «решению проблемы увеличения населения»...

Или, может статься, расчет был на зоофилию: козы там всякие, овцы? 

 

О ресторане в селе Строенцы: «В здании бывшей мельницы расположился якобы, лучший в Приднестровье, суши-ресторан, в котором можно заказать дегустацию вина из винограда, выращенного на местных склонах» (пунктуация авторская).

Смотрим сайт ресторана «Старая мельница» в селе Строенцы: «Но основным достоинством «Старой мельницы», конечно, является кухня. Все Ваши желания о кулинарных изысках могут быть реализованы нашим шеф-поваром. Меню замечательно дополняют блюда молдавской, украинской и русской национальной кухни, приготовленные из экологически чистых продуктов, выращенных на местных полях. По вашему желанию шеф-повар приготовит блюда в русской печи». И т.д. 

Конечно, ничего ни про суши, ни про роллы нет. Ни о лучших в Приднестровье, ни о каких вообще. И то сказать, какой чудила будет восстанавливать здание старой мельницы в старом молдавско-украинском селе, чтобы предлагать там посетителям сырую рыбу? Но нашему краеведу-гурману почудился не просто «суши-ресторан», а «якобы лучший в Приднестровье».

Хотя, как знать, может, на досуге и приторговывает шеф-повар сырой, только что пойманной рыбой: Днестр-то рядом. Только к ресторану это не имеет никакого отношения.

 

«Мельницу в Строенцах построил Георгий Пантелеевич Мазган, именем которого назван родник».

В доказательство своих слов «краевед» даже публикует в «книге» фотокарточку и подписывает ее «Родник Мазгана»:

Одно хреновато: это не «родник Мазгана»Родник Мазгана находится метрах в двадцати от этого безымянного.

А о том, что именно он родник Мазгана, прямо на нем и написано: 

В Строенцах множество родников; два из них находятся неподалеку друг от друга: один родник Мазгана, другой – родник не Мазгана, просто родник, карточку которого наш «краевед» и напечатал в своем как бы «путеводителе». Моя покойная бабушка обязательно спросила бы укоризненно: «Тобi повилазило, чi шо?»

Да нет, не «повилазило». Всё это делается осознанно: «краеведу» больше приглянулся «просто родник», наряднее он как-то, что ли. Путеводитель!

Хотя... Может, наш «краевед» не только писать, но и читать не умеет?

 

О виноградниках в Строенцах: «Вокруг села виноградные террасы… Террасы расположены на южной стороне села, где почти не бывает тени».  

«Виноградные террасы вокруг села», строчкой ниже: «Террасы расположены на южной стороне села». Так вокруг села или на южной стороне села? 

Посмотрим на спутниковую фотокарточку: село Строенцы протянулось от левого края фотографии до села Белочи, при этом южная сторона Строенцев аккуратно упирается в Днестр, а террасы, отмеченные красным контуром, не находятся, в чем нетрудно убедиться, ни вокруг села, ни ни на его южной стороне.

«Краевед», похоже, искренно считает, что все читатели его «книги» должны поголовно страдать тяжелой формой синдрома Дауна.

 

Там же: «Ягоды, созревая, накапливают лучшие свойства и дарят прекрасное вино, способное конкурировать с мировыми трендами».

Наш знаток не видит разницы между трендом и брендом. Большой эрудиции человек!

Может, все-таки, «мировыми брендами»? А то, что вино из Строенец способно конкурировать с мировыми брендами, это автору сами жители Строенец сказали, или есть какие-нибудь более объективные свидетельства: успешное участие в выставках, экспансия на рынки и т.п.? Нет? Тогда откуда эта уверенность в способности конкурировать? Привычный художественный свист?

 

15 января (по новому стилю) 1725 года в приднестровском селе Строенцы родился будущий великий полководец Петр Александрович Румянцев-Задунайский. Вот что в связи с этим пишет наш «краевед»: «За это время умер Петр I, а Мария Андреевна (мать Петра Румянцева-Задунайского), приехав в Строенцы, через некоторое время родила ребенка, которого назвали Петром».

Петр I, как все помнят, умер 8 февраля 1725 года. «Через некоторое время», пишет наш «знаток», а именно, 15 января этого же года Мария Андреевна родила ребенка. Чудны дела твои, Господи!

 

«Знаток» на этом не успокаивается, он таки хочет нас добить: «Хотя многие биографы сообщают, что родился он 15 января в Москве, но якобы крещенный в церкви села Строенцы 15 января 1725 года. И его крестной матерью была императрица Екатерина I».

Многие, грит, биографы «сообщают»: родился, дескать, в Москве и в тот же день был крещен в Строенцах, за полторы тыщи вёрст от Москвы. И сама анпиратрица в Строенцы приезжали-с. Вона как!

Деме́нция (лат. dementia – безумие) – приобретённое слабоумие, стойкое снижение познавательной деятельности с утратой усвоенных знаний и практических навыков и затруднением приобретения новых. В народе сенильная деменция носит название старческий мара́зм».)

По мотивам сказок знатока истории: новорожденного Петю Румянцева, родившегося 15 января 1725 года в Москве, везут в Строенцы, чтобы успеть в этот же день покрестить его в тамошней церкви.

Анпиратрица Екатерина I едут во втором экипаже 

 

 

«За известие о победе в этой войне Елизавета Петровна произвела Румянцева в полковники, которого отец выпорол по приказу царицы».

Обидно, да? Прискакал капитан Румянцев к царице с известием о победе, та на радостях произвела его в полковники и приказала выпороть на конюшне. Жестокий век!

 Генерал-аншеф Александр Иванович Румянцев по приказу императрицы Елизаветы Петровны порет своего сына полковника Петра Румянцева, будущего генерал-фельдмаршала Румянцева-Задунайского.

Холст, масло. Иллюстрация к «книге», я извиняюсь, «краеведа».

 

 

Тут же: «... уже будучи генерал-майором в Семилетней войне, когда за победы пожаловали титул графа».

Читаем, что пишут умные люди о П.А. Румянцеве: «Вскоре он принял участие в русско-шведской войне 1741 - 1743 гг. Доставил Елизавете в Петербург мирный договор со Швецией, подписанный в Або при непосредственном участии его отца-дипломата. За Абоский мирный договор отец получил графское достоинство «со всем нисходящим потомством», начиная с сына, которому тогда было 18 лет».

Т.е. титул графа Петр Александрович получил не «за победы в Семилетней войне», начавшейся в 1756 году, а за 13 лет до ее начала. И не за свои заслуги, а потому что титул был пожалован его папе.

 

О победах Румянцева: «Взял прусскую крепость Кольберг и заставил так бежать великого прусского полководца короля Фридриха II, что тот потерял треуголку, которая до сих пор хранится в Эрмитаже».

Фридрих потерял свою треуголку в 1759 году, а крепость Кольберг была взята в 1761 году. Так что, фигня какая-то у «краеведа» получается: «взял Кольберг и заставил так бежать…» Слышал звон...

 

О Румянцеве: «Победитель Берлина в Семилетней войне...».

А что, город Берлин был участником Семилетней войны, и Румянцев его победил?

Нет, наверное, наш большой знаток истории под Берлином подразумевает Пруссию, столицей которой этот город был. И что, Румянцев победил Пруссию? Сомневаюсь: в Семилетнюю войну Румянцев командовал всего лишь дивизией, максимум, соединением в 18 000 человек (при том, что численность русской армии, участвовавшей в этой войне, составляла 333 000 человек).

А! Так может, наш знаток имеет в виду, что Россия, в армии которой воевал генерал-майор Румянцев, победила Пруссию? Тоже хренушки: в 1762 году Россия заключила сепаратный мирный договор с Пруссией, вышла из войны, добровольно вернула Пруссии все занятые в ходе войны территории и предоставила ей войска для борьбы со своими вчерашними союзниками.

Вот это победа!

Так о чем тогда трещит наш «краевед»?

 

Тут же«Победитель Берлина в Семилетней войне и турок, с которыми заключил вечный мир».

Очевидно, имеется в виду Кучук-Кайнарджийский мирный договор 1774 года. Просто напомню читателю: после заключения «вечного мира» Россия воевала с Турцией в 1787-1791, 1806-1812, 1828-1829, 1853-1856, 1877-1878 и 1914-1918 годах.

Шесть полномасштабных войн в течение 140 лет. Вечный мир! Вечный!

 

«Пик славы полководца пришелся на 1770 год, когда в войне с турками разгромил противника, имеющего численный перевес в 4-5 раз, при Кагуле, Рябой Могиле и Ларге. При этом турки потеряли 3 тысячи человек против ста у русских. После этих побед Румянцев последовательно занял все самые неприступные крепости: Измаил, Килию, Аккерман, Браилов и Бендеры».

Когда это Румянцев «занял» Бендеры («занял»... Занимаются места согласно купленным билетам, а крепости берутся)? В 1770 году? А мы по своему дремучему неразумению считали, что в 1770 году Бендеры брал граф Панин. 

Битвы при Кагуле, Рябой Могиле и Ларге: 4-5-кратный численный перевес у турок, пишет «краевед». Как было на самом деле:

при Кагуле 32000 русских против 160000 неприятеля (действительно, в 5 раз),

при Рябой Могиле 38000 против 70000 (в 1,8 раза),

при Ларге 38000 против 80000 (в 2,1 раза).

Потери за три сражения, пишет «краевед», у турок 3000, у русских 100. Как было на самом деле: у турок убитых 4400, у русских – 428.

Ценная книга! Столько интересных сведений! Не соответствующих действительности, но интересных. Что ни слово – то обязательно какая-то лажа.                                               

Битва при Кагуле. В центре – П.А. Румянцев-Задунайский.

 

О Румянцеве-Задунайском: «Его военные идеи изложены в «Инструкциях», «Мыслях» и «Обрядах службы». Это первые печатные работы в развитии русского военного искусства».

«Инструкции» написаны Румянцевым-Задунайским в 1761 году, «Обряды службы» в 1770-м, «Мысли» в 1777-м. «Это первые печатные работы в развитии русского военного искусства», пишет «краевед».

Особо не заморачиваясь, читаем умных людей: «27 декабря 1702 г. выходит в свет первое печатное издание России «Юрнал или поденная роспись, что в мимошедшую осаду под крепостью Нотебурхом чинилось сентября с 26-го числа в 1702 году». В нем с документальной достоверностью воссоздаются военные события с 26 сентября по 14 октября 1702 года.

В петровскую эпоху регулярно выходили печатные оперативные летучие листки, вызванные потребностью давать быстрые сообщения о славных победах России. С помощью царя они были изданы в виде «Книги Марсовой» – первой иллюстрированной превосходными гравюрами летописи походов Петра I»

Одно из двух: или «краевед» не считает «Юрнал...» и «Книгу Марсову» «печатными работами в развитии русского военного искусства», или он о них не знает ничерта и знать не хочет. Я почему-то склоняюсь ко второй версии.

Глянь, «краевед», чё надыбал: «Юрналъ» от 1704 года, напечатанный за 57 лет до «Инструкций» Румянцева-Задунайского:

 Или, может, «краевед» полагает это издание рукописным?

 

Вернемся к рождению полководца. «Краевед» пишет о его матери: «...родила будущего блистательного полководца времен Елизаветы...»

«Времен Елизаветы...» А во времена Екатерины он не «блистал»? Не во времена ли Екатерины он гонял турок, как зайцев, по Молдавии и за Дунаем? Не Екатерина ли присвоила ему наименование «Задунайский»? Кагул, по праву вознесший его в первые ряды полководцев XVIII века, не при Екатерине ли произошел? Звание генерал-фельдмаршала не при Екатерине ли им было заслужено? Не при Екатерине ли он удостоен высшей награды Российской Империи – ордена Андрея Первозванного? 

«Краевед», ты же сам пишешь (см. предыдущую заметку): «Пик славы полководца пришелся на 1770 год»– а 1770 год разве не времена Екатерины? Или в результате умственного перенапряжения «тут помню – тут не помню»?

 

Об Эмилии Трубецкой, дочери П. Витгенштейна, и о Башне ветров в Строенцах: «На следующий год по ее завещанию воздвигли памятник-монумент в честь ее отца на высоком каменистом склоне, выше виноградных террас. Памятник сложен из блоков тесанного камня с четырьмя чугунными плитами, на которые нанесена эпитафия поэта Рылеева».  

Ну, не знаю… В XIX веке был один Рылеев, о котором можно сказать, что он поэт. Звали его Кондратий Федорович. Вот только вряд ли он мог написать эпитафию на смерть князя Витгенштейна в 1843 году, т.к. еще в 1826 году был повешен в Петропавловской крепости.

Хотя, впрочем, не настаиваю: может, и был еще какой поэт Рылеев. Но, наверное, автор «путеводителя» должен был бы уточнить: не тот самый Кондратий Федорович, о котором вы все подумали, а, предположим, Соломон Моисеевич.

Да и сама эпитафия... Как бы помягше выразиться... Не блещет: «Дорогой отец! Всему ты дал здесь основание, прими же должное воздаяние на вечные времена. Все здесь мне на ум быстро являет – Днестр и леса, как творил ты здесь чудеса». По моему скромному разумению, никакой поэт тут и рядом не валялся. Даже Соломон Моисеевич.

(В больших-пребольших скобках, чтобы отделить содержимое этих скобок от разбора полётов «краеведа»: слушайте, граждане, это же просто чудовищно. Если не врут какие-то неведомые клеветники, литературные потуги нашего письменника в сравнении с означенной эпитафией – сияющая вершина изящной словесности!)

 

Там же: «Башню стали называть Башней ветров подобно древней восьмисторонней Башне ветров с плоской крышей в Афинах, которая была одной из первых метеостанций. Но башня Витгенштейна не учитывает розу ветров».

Ну, и при чем тут роза ветров, плоская крыша, Афины, метеостанция? «Краеведу» надо потрясти читателя своими «энциклопедическими» знаниями? Ну так написал бы еще о Башне ветров в Севастополе, служащей вентиляционной шахтой книгохранилищ, и что на ней такие-то барельефы, и в таком-то году построена, а в таком-то горела… Но при чем тут Строенцы?

А, да, забыл: «краевед» про Приднестровье не знает ни хрена, вот и тулит, что под руку в Интернете подвернется.

 

Башня ветров в Строенцах.

Башня ветров в Афинах, как зачем-то утверждает «краевед», «с плоской крышей». Что между этими башнями, кроме названия, общего, почему «краевед» приплёл одну к другой? Наверное, свою феноменальную образованность показать хочет.

 

«Особой достопримечательностью села (Строенцы) является пещера Паламаря… Но искаженное слово «паламарь» осталось, и стерлось его правильное произношение. А вернее было бы называть – пещера Пономаря», – поучает «краевед» неразумных жителей Строенец.

Моя фамилия Паламарь. Никогда не думал, что ношу вслед за своими предками «искаженную» фамилию, «а вернее было бы называть» меня Пономарём.

Высосанные из немытого пальца рассуждения на тему «бляха-муха, какой же я все-таки умный!». Если бы наш «краевед» для разнообразия проявил хоть минимальный интерес к темам, которые он, играючи, затрагивает, то он бы без особого напряжения своих могучих умственных сил выяснил, что украинское слово «паламарь» переводится на русский язык как «пономарь». «Паламарь» – не искаженное слово, оно украинское.

И не только украинское: «пономарь» и на молдавский переводится как «паламарь», и на румынский переводится как «palamar».

И с какого переляку в украинско-молдавском селе паламаря следует называть пономарем?

 Это мой полный тёзка, знаменитый украинский бильярдист Александр Паламарь, чемпион Европы и прочая. Надо ему сообщить, чтобы срочно менял свою «искаженную» фамилию! «Краевед» сказал!

 

О пещере Паламаря под Строенцами: «В православной церкви есть самый нижний тип прислужника, называемый пономарь...»

«Самый нижний тип прислужника»! В православной церкви есть множество «нижних типов прислужников», а это – самый-пресамый нижний?

 

Тут же: «Только пономарю в связи с его молодостью и незначительностью могли поручить прятать церковные ценности в пещере».  

Только самому незначительному и молодому могли поручить прятать ценности. Только! Более значительным и зрелым гражданам доверить прятать ценности нельзя было ни при каких обстоятельствах: обязательно пропьют или в казино проиграют.

Ну, бывает: то ли в школе плохо учился, то ли еще что – малообразованный вырос, того не знает, сего… Но вот просто соображалка должна работать? Необразованность, конечно, нехорошо, но глупость – еще хуже. Утомляет окружающих.

Как читатель, конечно, понял из откровений «краеведа», главное отличие любого пономаря заключается в его молодости.

И, само собой, незначительности.

 

«Только в 1919 году укрепление советской власти разделило Бессарабию по Днестру».

«Краевед»! Нельзя разделить Бессарабию Днестром, т.к. «Бессарабия – это историческая область между реками Днестр и Прут»!

 

Об Иоанно-Предтеченском монастыре, что в лесу под Строенцами: «Единственный мужской монастырь на левом берегу Днестра...» 

Единственный, говорит... На всём левом берегу Днестра... Смотрим сюда:

Это Лядовский Свято-Усекновенский мужской монастырь, расположенный на левом берегу Днестра километрах в 100 от Строенец.

Основан в 1013 (это не опечатка) году.

 

На Украине даже марку выпустили в честь «1000 рокiв». Видно, сердешные, еще не знали, что на левом берегу Днестра, кроме нашего Иоанно-Предтеченского, монастырей нет. А вот сейчас, даст Бог, книжку «краеведа» прочтут, устыдятся своей дремучести и покаянно заплачут.

 

«Благословил на строительство монастыря епископ Тираспольский Юстиниан в 2003 году. Монастырь назвали Иоанно-Предтеченский. Началось мощное строительство, которое сейчас временно замерло».

Ну, прям, мощное! Прям, ударная комсомольская стройка! На снимке – октябрь 2015 года: прошло 12 лет с получения благословения на строительство... 

Мощное строительство... Лишь бы брякнуть.

Да и Юстиниан был не епископом Тираспольским, а епископом Тираспольским и Дубоссарским. Но то такое...

 

О селе Белочи: «Именно здесь в войсках фельдмаршала Миниха воевал знаменитый враль барон Мюнхгаузен».

Барон Мюнхгаузен не был «знаменитым вралем». Он был прообразом героя рассказов Рудольфа Распе (литератор должен знать разницу между героем и прообразом, но то ж литератор).

 

«Краевед» не ограничивает себя только своими печатными изданиями. «Краевед» сеет своё сокровенное знание всеми возможными способами. Вот, к примеру, материал на сайте «Первого приднестровского» TV:

Тут всё прекрасно!

 

Изучаем карту:

«В Рыбнице есть, например, река Белочи.

Знают ли об этом бывалые туристы? Вряд ли».

 

«Сказочный долбоёб! Кто его только из больницы выпустил?» (с)

Подумалось вдруг: в принципе, каждую цитату из книги нашего «краеведа» можно заключать этим нетленным: «Знают ли об этом бывалые туристы? Вряд ли». Например:

 

«В 1898 году в Рыбнице построен первый в Подольской губернии сахарный завод с еще единственной в крае электрогенераторной установкой». Знают ли об этом бывалые туристы? Вряд ли.

Первый! Первый в Подольской губернии сахарный завод...

Еще в далеком 1857 году в Подольской губернии было 26 сахарных заводов. Думается, за 41 год до 1898-го построили еще парочку.

Вот эта чепуха: «В 1898 году построен первый в Подольской губернии сахарный завод с еще единственной в крае электрогенераторной установкой», – ДОСЛОВНО воспроизведена на десятках левых сайтов. И наш «краевед», как попка, ДОСЛОВНО передирает ее в свою книженцию.

А вот фрагмент монографии Спичак В.В. и Остроумова В.Б. «Развитие сахарной промышленности в России»:

Кому верить? Попугаям, бездумно, не меняя ни буквы, ни запятой, перепечатывающим друг у друга всякую ерунду, или ученым? Зачем нужны сайты и «книги», множащие в геометрической прогрессии ерунду?

 

____________________

Сайт Госслужбы связи

В Государственной службе ПО КУЛЬТУРЕ ПМР прошло совещание по организации освещения в средствах массовой информации справочного пособия «Путеводитель. Приднестровье» приднестровского автора Владимира Кудрина – лауреата государственной премии ПМР, журналиста, писателя.

На встрече принято решение провести презентацию книги о Приднестровье в городских библиотеках, а также организовать встречи с автором на телевидении и радио. 

 

 

Смотри продолжение здесь:

3 - Дубоссары и Григориополь 

4 - Слободзея 

5 - Бендеры 

6 - Тирасполь

 

 1  2  3  4  5  6