Перейти на сайт Союза фотохудожников Приднестровья

На "союз" можно кликнуть

 

 

  

 

Разделы сайта

Новые путешествия

Путешествие 25

Черница. Обочина

 

Путешествие 24

Бросок на север

 

Путешествие 23

Крест.

Предварительный финал

 

Путешествие 22

Крест. Продолжение

 

Путешествие 21

Таинственный крест

 

Путешествие 20

В Ташлык с гимназистами

 

 

 

 

 

Топ-10  Популярные размышлизмы

Размышлизм 10

Серийный краевед и знатный путеводитель В. Кудрин

из города Бендеры

 

Размышлизм 11

Декаданс в приднестровской фотографии

 

Размышлизм 12

 Срамные танцы на костях

 

Размышлизм 29

Нас с тобою нае@али

 

Размышлизм 27

Страна Канцелярия

 

Размышлизм 1

Культура: полный песец

 

Размышлизм 24

Приднестровские СМИ

жгут нипадецки

 

Размышлизм 16

 Детская фотография. Возвращение?

 

Размышлизм 28

Академик и сказочные долбо@бы

 

Размышлизм 32

Культур-хальтур, или халтура на законодательном уровне

 

Размышлизм 33

Журавли

 

 

 

 

 

 

 

Тягостный размышлизм 10

Серийный краевед и знатный приднестровский путеводитель В. Кудрин. Часть заключительная.

Если бы кто знал, как мне самому этот «краевед» надоел! Но начатое надо доделать: серия заключительная, о Тирасполе.

 

 

О событиях конца XVIII века: «Перед победителями [Россией] открылись свободные пространства между Южным Бугом и Днестром. Пространства эти были обширны, но пустынны, и назвали их Очаковской землей».

Получается, русские в конце XVIII века завоевали обширные пространства между Южным Бугом и Днестром и назвали их Очаковской землей?

Умные люди: «Во второй половине XV в. земля восточнее Днестра и южнее реки Ягорлык стала подчиняться Крымскому хану и носила различные названия – Едисан, Ханская Украина, Очаковская земля и др».

Так русские в конце XVIII века назвали «обширные пространства» Очаковской землёй, или их, пространства, до этого уже лет триста так называли?

В Тираспольском музее хранится «карта географическая, изображающая Область Озу, или Едисан, иначе называемою Очаковской землею», начертанная в 1792 году «инженеръ-майоромъ и кавалеромъ» де Воланом (!): 

Трудно не сообразить, что «Область Озу или Едисан» во время присоединение оной к Российскому государству «иначе называлась Очаковскою землею»

 

О необходимости создания русской крепости на Днестре: «Секретным рескриптом от 23 ноября 1792 года Екатерина II отозвала графа Суворова из Финляндии. Полководцу дали задачу срочно укрепить новую русско-турецкую границу... Оборона верховьев и нижнего течения Днестра не представляли особых сложностей...» 

А ведь и правда: «оборона верховьев Днестра не представляли [для России] особых сложностей». Вот только по той простой причине, что к обороне верховьев Днестра Россия тогда не могла иметь никакого отношения: верховьями Днестра владела Речь Посполита. 

Это как глубокомысленное утверждение, что для Российской Федерации нет особых сложностей в обороне верховьев Дуная. Или Нила. Или Миссисипи. 

 

О строительстве русской крепости на Днестре: «Инженер де Волан составил план новой крепости как можно ближе к Бендерам, прямо напротив впадения речушки Ботны в Днестр. Ближе оставались только Парканы. Место было бы самым удачным для новой крепости… Неровен час, Ботна, которая разливается чуть не каждый год, вновь разольется, и от крепости останутся только заиленные землянки и грязевые воронки».

Ботна – правый приток Днестра, т.е. впадает в Днестр на правом его берегу. Мифическая крепость, по «краеведу», должна была стоять на левом берегу Днестра. Представим себе: Ботна (ручей метра четыре шириной и глубиной сантиметров 30: см. фотографии ниже) разливается, пусть разливается катастрофически, пусть уровень воды в ней поднимается на 10 метров!

Вопрос: почему вода из катастрофически разлившейся Ботны не хлынет вниз по течению Днестра, а перехлестнет Днестр, ворвется на его левый берег и затопит строящуюся там крепость, от которой «останутся только заиленные землянки и грязевые воронки»?       

Река Ботна, якобы напугавшая своим крутым нравом Суворова и де Долана и вынудившая их перенести крепость в другое место, подалее от нее, суровой.

 

Неукротимая, если верить «краеведу», река Ботна в ста метрах

от места своего впадения в Днестр (Днестр за спиной фотографа).

 

Устье реки Ботна (слева, под бревнышком, перекинутым через него), впадающей в Днестр (справа). За Днестром, по утверждению «краеведа», Суворовым должна была быть построена русская крепость, которую разливающаяся «чуть не каждый год» Ботна постоянно бы затапливала.

 

Кстати, кто знает, что такое «грязевая воронка», сообщите мне, пожалуйста. А то я от осознания своей умственной недоразвитости сильно нервничаю, кушать не могу: сколько ни искал, ничего, кроме «грязевых воронок» вулканической природы, не нарыл. Не дайте помереть дураком.

 Грязевая, мать её, воронка.

 

Но вернемся к авторскому тексту: «Инженер де Волан составил план новой крепости как можно ближе к Бендерам, прямо напротив впадения речушки Ботны в Днестр. Ближе оставались только Парканы. Место было бы самым удачным для новой крепости».

Рассмотрим старорежимную карту: а крепость, построенная в Тирасполе, намного дальше от Бендер, чем та, которую якобы планировал построить де Волан? 

 

И ещё. Глядя на эту карту, можно ответить ещё на один вопрос: а действительно ли это «место было бы самым удачным для новой крепости», как на том настаивает наш доморощенный стратег?

Представим себе, что крепость таки была бы здесь построена. Крепость? Западня! Самая настоящая мышеловка! С противоположного – турецкого! – берега эта «крепость», расположенная чуть выше уровня воды, с двух сторон простреливалась бы орудийным огнем противника насквозь. Кроме этого, ничто не мешало бы туркам высадиться на левый берег, занять возвышенную местность, на котором располагается Терновка, установить там орудия (на схеме возможные места орудийных позиций отмечены эдакой дугой) и спокойно расстреливать, как в тире, и саму «крепость», и все что к ней направлялось или из нее выползало. Всё! Узенькие дверцы мышеловки захлопнулись. Это и не осада была бы вовсе, а так, игра в солдатики.  

«Место, говорит, было бы самым удачным для новой крепости». Наполеон, ёпта! 

 

«Этого (строительства крепости «прямо напротив впадения речушки Ботны в Днестр») Суворов не мог допустить («Нет, кричал, я на это пойтить никак не могу» (с)). И предложил новое место, где крепость хоть и стояла бы на низменном берегу, но так сильно не страдала бы от наводнений и болотистой местности».

Понятно, да? Суворов руководствовался не вышеприведенными соображениями, а опасался сырости.

Если бы «краевед» хоть разочек, хоть краешком глаза увидел место, на котором была построена Суворовым Тираспольская крепость, то ему и в голову не пришло бы назвать его «низменным берегом». Но так как автор «Путеводителя» не слишком затрудняет себя поездками и описывает не Приднестровье, а свое смутное, чтобы не сказать извращенное, представление о нем, то он вынужден придумывать и рассказывать небылицы о том, что построенная Тираспольская крепость, конечно, «страдала от наводнений и болотистой местности», но «не так сильно».

Бастион Святой Владимир Тираспольской крепости.

Место, выбранное Суворовым, где «крепость хоть и стояла на низменном берегу, но так сильно не страдала от наводнений и болотистой местности».

 

Кому-то еще кажется, что это место трудно назвать «низменным берегом», или это только я такой безнадежный дальтоник?

 

Там же: «Место это было занято, на нем уже жили люди. Это была Старая Суклея, сожженная турками в 1787 году».

Это была Суклея. Просто Суклея, без Старая. И сожгли ее в 1787 году не турки, а буджакские ногайцы. А так все правильно.

 

«Суклею несколько раз сжигали, но она восстанавливалась. Значит, место удобное для поселения, не зря возрождалось село многократно, несмотря на постоянные набеги. Инженер де Волан не мог предложить разрушить чуть ли не единственное селение…

Суворов также понимал, но он был полководец, его сюда вытащили, чтобы край сохранить, а не одно село…

Гражданские во все времена мешали военным создавать свои стратегические объекты. Ответственность и полномочия Суворова выше, и потому Суклею с будущей Бородинки просто пододвинули на новое место, где она стоит сейчас».

Не надо, скажу я вам, ля-ля. Никто никого никуда не двигал. Никому Суклея не мешала. Через два года, как Суклею в 1787 году пожгли (а было в ней дворов ажныть 6 (шесть)!), на ее месте поселились 100 пришлых казачьих семейств. С 1790 года эта новая станица вошла в состав Черноморского казачьего войска. Еще через год в станицу вернулась часть бывших жителей Суклеи. Неподалеку от станицы, к западу от нее, стали строить крепость. В 1792 году станицу включили в состав форштадта крепости, и станичники стали горожанами. Желающим выделили большие земельные наделы в трех верстах ниже по течению Днестра, и эти желающие с удовольствием перебрались на новое место, образовав новое село с прежним названием – Суклея.

Всё! А рассказов-то у «краеведа» о душевных терзаниях Суворова с де Воланом! Прямо Шекспир какой-то. Раскольников с братьями Карамазовыми! Буря в стакане воды. Не, лучше так: пердёж в лужу. Но мы же помним: «краеведу» надо хоть о чем-то писать. Вот он и сочиняет душераздирающие истории.

И еще, мелочь, конечно... «Суклею несколько раз сжигали», «село многократно возрождалось», глубокомысленно попёрдывая, сообщает нам «краевед». Суклея основана в 1752 году. 35 лет (до 1787 года, когда ее сожгли татары) ее никто не трогал. Во всяком случае, никто (кроме «краеведа», конечно!) не знает о том, что ее кто-то разорял. Откуда это «многократное возрождение» в течение 35 лет? Я ж говорю: сказочник.      

 Еще раз посмотрим на знакомую карту: так кому могла помешать Суклея

в процессе строительства Тираспольской крепости? Слова «краеведа»«Суклею с будущей Бородинки просто пододвинули на новое место», представляют собой очередной громкий пук по причине того, что Суклея никогда не располагалась на месте «будущей Бородинки».

 

И ещё о Суклее, о которой наш «краевед» пишет, что она была «чуть ли не единственным селением».

Вернемся к карте де Волана, с которой мы начинали этот раздел нашего, тэскэть, анализа: 

Красным цветом нами отмечены сёла, что стояли вдоль Днестра в 1792 году, когда, по мнению «краеведа», Суклея была «чуть ли не единственным селением» в этой местности: Терновка, Парканы, Кистеница (теперь это Ближний Хутор), Суклея, Карагач (Карагаш), Слободзея, Чубурчь (Чобручи), Глиная (Глиное), Кратно (Короткое), Незавертай (Незавертайловка). «Чуть ли не единственное селение»!

Ну теперь-то количество селений, небось, увеличилось в разы? Мысленно пробежимся по современной карте: Терновка, Парканы, Тирасполь, Ближний Хутор, Суклея, Карагаш, Слободзея, Чобручи, Глиное, Красное, Коротное, Незавертайловка, Днестровск. Было 10 селений, стало 13! Суклея теперь-то не «чуть ли не единственное селение»!

Дык, может, выше по Днестру другая картина? Поверь, читатель: такая же хрень.

 

И ещё. «Гражданские во все времена мешали военным создавать свои стратегические объекты», – с нескрываемой укоризной пишет «краевед». 

Мешали, говорит. Во все времена. Да вот хоть например: 

 1941 год. Гражданские мешают военным создавать объекты.

 

Умные люди пишут: «В строительстве Великой китайской стены участвовала пятая часть жившего тогда населения страны, то есть около миллиона человек». Ну, как «участвовала». Мешала!

 

«Суворов спешит действовать, а строить не из чего. Караул на строящуюся крепость доставлялся из Паркан, а лес, сплавляемый с верховий Днестра, доставали в районе Ботны. Возить камень далеко, да и не на чем, ведь не отдашь кавалерию под гужевой транспорт».  

Да, камень возить далеко – с самого Бычка! А это, поди, верст восемь с гаком (на приведенной выше карте влево вверх от Тираспольской крепости обозначена дорога на Бычок). И кавалерия у Суворова вся сплошь на арабских скакунах, особенно казаки: жалко, «не отдашь ведь под гужевой транспорт». А обозные кони? Ну, этих еще жальчее!

Лес, сплавляемый с верховий Днестра и доставаемый в районе Ботны, должно, проплывал прямо под стенами Бендерской крепости, кишащей янычарами. Сидят два турка, свесив ноги с крепостной стены, курят; один другому, показывая вниз, на реку, на проплывающие мимо плоты: «Was ist das?» – «Да это русские, гяуры противные, тут неподалеку затеяли строить свою крепость в противовес нашей». – «А, ну тогда ладно, нехай строятся».  

Днестр у Бендерской крепости. Именно здесь, согласно фантазиям «краеведа», на виду у турецкого гарнизона сплавлялся лес для нужд Российской армии.

 

Но самое смешное в авторском пассаже следующее: «лес, сплавляемый с верховьев Днестра, доставали в районе Ботны». Смотрим на фотографию, что ниже: вот был бы я на месте Суворова, непременно бы распорядился доставать лес не «в районе Ботны» (под этим термином, очевидно, «краевед» подразумевает место напротив впадения реки Ботна в Днестр), а в районе теперешнего городского пляжа: тащить его отсюда в крепость раз в десять ближе. Но, сдается мне, Суворов был не глупее меня, это просто «краевед» на него наговаривает.

«Район Ботны» – место, где, по утверждению автора, доставался из Днестра лес, сплавляемый с верховий. «Пляж» – место, где лес доставали бы разумные люди.

(Можем, кстати, полюбоваться местом, которое «было бы самым удачным для новой крепости». Улицы Терновки расположены на возвышенности, с которой «удачное место», как на ладони.)

 

Тирасполь, берег Днестра, начало ХХ века.

Лес, сплавляемый с верховий реки, разумные люди достают таки в районе нынешнего городского пляжа. Дурачьё! «В районе Ботны» надо доставать!

 

О строительстве Тираспольской крепости (первая половина 1790-х годов): «Подрядчики ему [Суворову] верят, но предъявляют векселя для оплаты в министерство финансов, которое почему-то отказывается их оплачивать».

Министерство финансов почему-то отказывалось оплачивать векселя... Немудрено: министерство финансов в Российской империи было учреждено в 1802 году, через несколько лет после того, как подрядчики туда обращались. 

 

О Суворове и строительстве крепости Срединная: «Стройка идет без него, но по его планам. Крепость на самой границе с другой державой. Бендеры перед ней возвышались, как асгард перед джизаком».

Бендеры, говорит, возвышались перед крепостью, что строил Суворов, «как асгард перед джизаком». Испытывая жгучий стыд за свою непростительную малограмотность, решил аврально залатать прорехи в своей хилой эрудиции. И если о «джизаке» я что-то когда-то слышал, то «асгард» ранил меня в самое не могу.

Итак. Асгард – в скандинавской мифологии небесный город, обитель богов-асов. Правда, «асгард», как и название любого города, должен писаться с заглавной буквы… Но это ерунда по сравнению с вырисовывающейся мощной аллегорией: небесный город, населенный богами перед … чем? Ищем: Джизак – город в Узбекистане. Не может быть! Должно быть еще какое-то значение этого слова! Нету.

Резюмируем: город, придуманный скандинавами, перед городом, построенным узбеками… И что сия аллегория должна означать? Ну, банальный Голиаф против Давида или там линкор класса «Айова» против лодки-дубаса – я бы понял и проникся. Но обитель богов против областного центра в Узбекистане – это за гранью моего понимания и воображения.  

В общем, как чувствовал себя дураком, так и продолжаю чувствовать. Так ведь и до комплекса неполноценности недалеко.  А может, это автор просто выделывается?    

На одном снимке (догадайтесь, на каком?) – Асгард, как его представляют себе художники-фантасты, на другом – Джизак конца XIX века... Действительно, возвышается...

Но все равно ни черта не понятно! Почему именно Джизак, а не, допустим, Урюпинск или Конотоп? Почему названия городов, если это, конечно, города, написаны не с заглавных букв? Ну, хоть «краевед»-то понимает, что написал? Сильно сомневаюсь.

 

«Все работы в крепости первой стадии будут закончены к концу 1795 года: церковь, казармы, конюшни, складские помещения. Два пороховых погреба на бастионе Святого Владимира».

А на других бастионах пороховых погребов, по мнению «краеведа», не надо? За припасами в случае нужды оттуда будут бегать на бастион св. Владимира?

Ну и потом, что значит «два пороховых погреба на бастионе Святого Владимира»? Рассматриваем фотографию: вот настоящие валы бастиона, вот настоящий пороховой погреб. Где здесь мог стоять второй пороховой погреб? Только в больном воображении «краеведа». А зачем он ему там? Мыши ж заведутся.         

Бастион Тираспольской крепости Святой Владимир и его пороховой погреб.

«Краевед» утверждает, что на этом бастионе помещалось два таких погреба.

 

Продолжение предыдущей фразы: «Все это Суворов понимал лучше многих, но он знал, что неприступных крепостей не бывает, что время турок на этой земле заканчивается, и потому не важно, что чему противостоит».

Правильно ли я понял? Императрица говорит Суворову: «Александр Васильевич, голубчик, мы там землицы чуток прихватили, Новороссией потом назовем. Надо бы ее от злокозненных турок оборонить, пару крепостей построить. Ты уж озаботься, mon cher ami». Суворов привычно – под козырек, а сам себе думает: время турок на этой земле заканчивается, неприступных крепостей все равно не бывает, поэтому «не важно, что чему противостоит», то ли крепость крепости, то ли халабуда из кизяка под соломенной крышей.

Это имеет в виду «краевед», приписывая Суворову столь ценную мысль: «неважно, что чему противостоит»?  

 «Не важно, что чему противостоит», в натуре.

 

О пороховом погребе на бастионе Святой Владимир: «Это единственное строение, оставшееся от крепости Суворова».

Это здание (см. карточку ниже) было построено на территории Тираспольской крепости в 1804 году и предназначалось для проживания медперсонала крепостного госпиталя. Так что, «краевед», получается, пороховой погреб на бастионе Святой Владимир  не «единственное строение, оставшееся от крепости Суворова». Учи матчасть!

Тирасполь, пер. Раевского, 4

 

Тут же: «Такие крепости есть в Приднестровье. Как полевое укрепление просто необходимы. Как срытая турецкая Дубоссарская крепость или Слободзейская».

Такие крепости есть! Например, в Дубоссарах. Ее, правда, давным давно срыли, т.е. сровняли с землей, но она есть! «Ты крепость видишь?» – «Нет.» – «И я не вижу. А она есть» (с).

Ну, и то, что крепость – это «полевое укрепление», после «медленно падающих снарядов» меня даже не смешит. Кто нашего «краеведа» читал, тот в цирке не смеется (с).

Хотя... А вдруг этот материал читают девочки? Тогда специально для них и для некоторых великовозрастных «краеведов» небольшая цитата: «Полевая фортификация рассматривает закрытия и преграды, служащие для полевых войск, редко остающихся долго на одном месте и потому возводимые непосредственно перед боем и сохраняющие своё значение только на время боя на данной местности. Соответственно этому время, в течение которого полевые укрепления строятся и служат, измеряется обыкновенно часами и редко превосходит одни сутки».

Правда, точное описание Тираспольской крепости? Ведь время ее строительства и службы измерялось буквально часами и практически не превосходило одних суток.

Это один из видов полевых укреплений, окоп называется.

Вы уж тут, девочки, сами разберитесь, чем окоп отличается от крепости. А разобравшись, попробуйте объяснить «краеведу».

 

О Тираспольской крепости: «Место выбора крепости обосновывалось ее задачами, прежде всего – возможностью быстрой переброски гарнизона по Бессарабии до низовьев Дуная. Везде, где надо было ждать турок».

«Место выбора крепости»... Наверное, наш литератор и знаток военного дела хотел сказать «выбор места для крепости»? Ну да Бог с ним.

Вот что пишут умные люди о гарнизоне: «Гарнизо́н – войска, занимающие укреплённый пункт для охраны и обороны его в мирное и военное время. Гарнизон как воинская единица привязан к определённому пункту и противопоставляется полевым (активным) войскам, которые предназначены для манёвренной войны».

Знаток военного дела, слушай сюда! Единственной задачей гарнизона крепости является оборона этой крепости! Единственной задачей гарнизона Тираспольской крепости была оборона Тираспольской крепости! Гарнизон Тираспольской крепости ни при каких обстоятельствах не мог быть переброшен «по Бессарабии до низовьев Дуная» или куда-то еще, «где надо было ждать турок»!

Феноменальная Некомпетентность В Любых Без Исключения Вопросах – одно из почётных имён нашего «краеведа».

 

«Но уже во время французского нашествия крепость становится не нужной. Кутузов подписал новый договор с Турцией, и границы отодвинуты далеко от Тирасполя. Потом ее использовали как склад, из которого на войну с Наполеоном отпускали огнестрельное и холодное оружие для волонтеров».

Прикинь, читатель: враг (француз) напал, нарушил западную границу империи, и крепость, стоящая в 100 км от этой границы (далеко! день езды на верблюде!), становится не нужной... Логику нашего знатока истории понять практически невозможно.

И ещё. Волонтер в предлагаемом контексте войны и оружия – человек, добровольно поступивший на военную службу. Звонит командир гусарского полка коменданту Тираспольской крепости: «Здравия желаю! Мы тут на войну с Наполеоном собрались. Нельзя ли у вас огнестрельным и холодным оружием разжиться?» – «А волонтеры в вашем полку есть?» – подозрительно спрашивает комендант. «Ну что вы, помилуйте! Мы же регулярная кадровая часть!» – «Ну, тогда извините, ничем не могу помочь: мы отпускаем огнестрельное и холодное оружие только волонтерам».

 

Прямо тут же: «А еще через десяток лет, в 1835 году, крепость упразднена. Обветшалая, она больше поглощала средств, чем приносила пользы. Бастион святого Владимира, один из многих бастионов земляной крепости, с пороховым погребом еще привлекал своей сохранностью».

О! Владимирский бастион уже с одним погребом? А второй куда делся? Неужто срыли?

И ещё. В 1835 году, поделюсь с «краеведом» своими скромными соображениями, все восемь бастионов и два полубастиона Тираспольской крепости «привлекали своей сохранностью» не меньше, чем Владимирский. Они были совершенно одной степени сохранности. Зуб даю!

Сморим фотокарточку начала ХХ века:

 Тираспольская крепость лет через 70 после того, как ее, «обветшалую», упразднили.

 

Виден вал бастиона Павел, который «привлекал своей сохранностью». Слева – Херсонские ворота, которые «привлекали своей сохранностью». За валом – казармы, конюшни, склады, Андреевская церковь, которые «привлекали своей сохранностью». Что тут «обветшало»-то, знаток?

Господи! Ну чего ж он всё лезет-то в Калашный ряд?

И с хронологией какие-то непонятки: сначала, втирает «краевед», из Тираспольской отпускали оружие на войну с Наполеоном (закончившуюся в 1815 году битвой под Ватерлоо), «а через десяток лет, в 1835 году...» Между 1815-м и 1835-м годами ровно два десятка лет. Или я что-то путаю?

 

«В крепости (Тираспольской) частично дислоцировались отдельные части 55-го Подольского пехотного полка, в основном расположенного в Бендерах. Жилые помещения крепости еще долго предназначались для частей Красной и Советской армий».

Я дико извиняюсь, а что, 56-й Житомирский пехотный и 8-й Астраханский драгунский полки вообще никакого отношения к Тирасполю и Тираспольской крепости не имели? 55-й Подольский пехотный, дислоцированный в Бендерах, получается, имел, а эти два, расквартированные в Тирасполе – нет?

А, понял: это наш «краевед» даже не слышал ни хрена ни про астраханцев, ни про житомирцев. Да и вообще...

 

«Длиннющую линию обороны Суворов возводит, применяя свои решения. Строится Севастополь, поднимается Хаджибей, укрепляется Кинбурнская крепость, восстанавливается Аккерман, набирает силу Григориополис, и прямо из земли поднимается крепость Ботна».

Речь идет о времени после заключения 29 декабря 1791 года Ясского мирного договора. Согласно условий этого договора, Аккерман, захваченный Россией за два года до этого, в январе 1792 года был возвращен Турции.

Вопрос: кто «восстанавливал Аккерман» в то время, когда «прямо из земли поднималась крепость Ботна», т.е. с 1793 года?

Второй вопрос: какое отношение имел Суворов к «восстановлению Аккермана», которым с января 1792 года владела Турция?.

 Аккерманская крепость.

Знаток истории родного края утверждает,что эту крепость для нужд Османской империи восстанавливал А.В. Суворов.

 

«Вызывает антирес» еще такая тема: какое отношение к «длиннющей линии обороны» имел «набирающий силу Григориополис» – колония мирных армянских беженцев?

И последнее. Тираспольскую крепость недолгое время называли Срединной крепостью, крепостью при Ботне, «противу Ботны». Тираспольскую крепость не называли крепостью Ботна. Вопрос: зачем при описании исторических событий что-то выдумывать и сочинять? Ах, да! Я ж забыл: мы имеем дело со сказочником!

 

«Но здесь (в Тираспольской крепости) как ни старались мостить тротуары, вся крепость после половодья превращалась в грязевое поле. Застревали сапоги и телеги, чтобы покончить с этим отвратительным болотом, нужно было строить набережную».

И что, построили? Набережную? В Тираспольской крепости? 

Приходится повторяться: если бы наш «краевед» хоть разочек, хоть краешком глаза увидел место, на котором была построена Суворовым Тираспольская крепость, то он бы знал, что Днестр от этого места – более чем в километре. Набережная, более чем в километре от реки – это серьезно! Актуально, как сказали бы сейчас.

Более того, чтобы Днестр в половодье затопил Тираспольскую крепость, уровень воды в реке должен был бы подняться на 24 метра. Один из самых сильных – катастрофических! – паводков на Днестре мы все хорошо помним: лето 2008 года. Тогда уровень воды на в районе Тирасполя поднялся метров на 8. Аналогичные по силе паводки на Днестре были в 1785 году и в 1814 году. Во времена Суворова – а именно эти времена описывает «краевед» –  сильных паводков (8 метров!) не было. Тем более, никогда не было паводков с поднятием уровня воды на 24 метра.

Так что там с «грязевым полем после половодья»?

Впрочем, что это я разумничался, есть же замечательные инструменты, чтобы проверить. Например, карта мира с обозначением высот над уровнем моря:

Днестр находится в 5 метрах над уровнем моря, руины же Тираспольской крепости  в 29 метрах; разница высот составляет 24 метра.

 

Набережная Днестра в Тирасполе. 1970-е годы.

На дальнем плане – «низменный», по авторитетному мнению «краеведа», берег, на котором Суворовым была построена крепость, ежегодно страдавшая от половодья самым жестоким образом. И «чтобы покончить с этим отвратительным болотом, нужно было строить набережную».

 

«27 января 1795 года принято считать датой преобразования форштадта крепости Средней в уездный город Тирасполь Вознесенской губернии».

Не было такой губернии. Было Вознесенское наместничество.

 Если бы была губерния, то тогда бы так и писали:

карта, мол, Вознесенской губернии. Или нет?

 

«А название «Тирасполь» подобно греческим названиям городов Севастополь, Григориополь, Овидиополь. Ведь готовились освобождать Грецию».

Ага. Ага. Теперь понятно: Санкт-Петербург, Оренбург, Екатеринбург, Шлиссельбург, Петергоф, Кронштадт, Ораниенбаум  ведь готовились освобождать Германию... Тут следует с отрешенным выражением лица задумчиво пукнуть.

 

И ещё. «Краевед», как нам представляется, копает недостаточно глыбоко: в 1795 году татарское поселение Хаджидер по указу Екатерины II было переименовано в Овидиополь в честь древнеримского поэта Публия Овидия Насона. Ведь готовились освобождать Италию! Да, «краевед»?

Григориополь назван в честь святого Григория Просветителя всея Армении. Ведь готовились освобождать Армению!  Да, «краевед»?

 

И ещё. Первое упоминания русского города Каргополь относится к 1146 году. «Ведь Грецию готовились освобождать» еще задолго до татаро-монгольского нашествия на Русь. Да, «краевед»?

 

И ещё. Названия городов, основанных на территории Великого княжества Литовского и Речи Посполитой задолго до рождения Екатерины II: Тарнополь, Ямполь, Марьямполь, Борисполь, Янушполь, Томашполь, Костополь – ясно указывают на то, что Грецию готовилась освобождать не только Российская империя. Ведь. Да, «краевед»?

 

А если серьезно, то вот что пишут по этому поводу умные люди: «Выбор греческих названий объясняется существовавшим во времена Екатерины II веянием называть новые города на присоединённых южных территориях греческими именами в память о существовавших там в древности греческих колониях».

 

Эту заметку можно не читать, потому что анализируемый текст сам по себе гнетущ: полное ощущение тяжелого сумеречного бреда:

«И к вопросу о некоторых уточнениях, появляющихся в Интернете, что якобы тираспольский полк штурмовал Анапу еще в 1791 году».

Что за «уточнения», какое нам дело до этих «уточнений», насколько здоров этот «уточняющий», насколько его диагноз отличается от диагноза «краеведа», не сам ли «краевед» придумал эти мифические «уточнения», чтобы было чем заполнить площадь своей книжки-пустышки?

«Тираспольский полк Анапу не мог штурмовать...», продолжает, мерно раскачиваясь на табурете, гнусавить «краевед». Ты думаешь, читатель, почему не мог? Потому что наименования «Тираспольский полк» в принципе не могло быть в 1791 году, т.к. слово «Тирасполь» возникло только в 1795 году? Нет, не поэтому:

«...так как на основании приказа военного министра Волынский резервный полк был наименован Тираспольским пехотным полком и вошел в состав 33-й пехотной дивизии третьим полком в 1863 году». (Я же предупреждал: читать это не обязательно во избежание заворота мозгов.)

«Есть еще Тираспольский Драгунский полк, сформированный из 2-го эскадрона Владимирского и 3-го эскадрона Таганрогского Драгунских полков в 1806 году».

Бу-бу-бу-бу-бу...

Кстати, упомянутые полки никакого отношения к Тирасполю ни по месту формирования, ни по месту дислокации не имели. Как, например, наш родной Астраханский драгунский полк, сформированный в Витебской губернии и дислоцировавшийся в Тирасполе, не имел никакого отношения к Астрахани. 

Дарю «краеведу» для дальнейшего использования в качестве тухлого наполнителя его т.н. «путеводителя»

«Есть еще Тираспольский укрепрайон (ТИУР), созданный в 1931 году...объединявший...отличившийся...расформирован...».

«Есть еще Тираспольская площадь в городе Одесса, расположенная...»

«Есть еще Тираспольский военный комиссариат...»

«Есть еще Тираспольский базар в Кишиневе...» 

Извини, читатель, что занял твое время этой кучкой невнятного навоза. Но я предупреждал.

 

О Тирасполе первой половины XIX века: «Была надежда, что город, имея властные полномочия (властные полномочия уездного центра! это вам не мелочь по карманам тырить!), быстро придет к своему процветание. Но не случилось».

Не случилось... У Задроченска случилось, у Мухосранска случилось, а у Тирасполя нет... Покрылся Тирасполь коростой, подергался в конвульсиях, задымился вонюче и испарился с лица земли... Не случилось...

Сука, где этот сраный «краевед» научился так виртуозно обгаживать нашу землю, нашу историю?!

 

«Вся корреспонденция до 1917 года, даже та, которая шла в Тирасполь, направлялась прежде всего в Бендеры, а уж потом расходилась по адресатам».

Шлёт, к примеру, херсонский губернатор своим подчиненным в Тирасполь (уездный город Херсонской губернии) циркулярное письмо, ага, а почтовая тройка – тыгдынь, тыгдынь, тыгдынь – проносится мимо тираспольской почтово-телеграфной конторы в соседнюю губернию – Бессарабскую, в Бендеры, а уж потом из Бессарабской губернии это письмо возвращается обратно в Херсонскую. Умно придумано! 

Почтово-телеграфная контора в Тирасполе.

Горожане терпеливо ждут возвращения из Бендер корреспонденции.

 

«Город выжил как еще одна почтовая станция на Бендеро-Вознесенском почтовом тракте... Особенно возросло значение тракта в 1812 году... Станция и дорога спасли Тирасполь от забвения».

В 1816 году в Тирасполе проживало пять с лишним тысяч человек. Чем они занимались? Обслуживали почтовую станцию на Бендеро-Вознесенском почтовом тракте. Не было бы почтовой станции  кирдык был бы городу и его жителям.

 

«Главный торговый тракт шел от Одессы, по нему в Одессу  пшеница, другие сельхозпродукты, а из Одесского порта – текстиль и галантерея».

«Галантере́я (от фр. galanterie – галантность, изящность) – торговый термин, обозначающий группу товаров, представляющих предметы туалета и личного обихода (галстуки, перчатки, шарфы, сумки и др.)».

Вот что, оказывается, жизненно необходимо было городу – галстуки, перчатки, шарфы, сумки и др. А большего от Одесского порта нам и не надоть: текстиль да галантерею давай. И то верно: рази ж что-то еще надоть, чтобы обслуживать почтовую станцию (см. выше)?

 Все-таки хорошо, что Одесский порт рядом!

 

«Число коммерсантов и торговцев увеличилось настолько, что к концу [XIX] века Тирасполь стал практически полностью буржуазным купеческим городком».

Правильно ли я понял: к концу XIX века население города практически полностью состояло из коммерсантов и торговцев?

Обратимся к статистике. В 1897 году (аккурат в конце века) в Тирасполе проживало 31616 человек обоих полов, включая детей и глубоких старцев.

Из них 11556 горожан были заняты земледелием, около 1700 человек трудились на железной дороге. В городе работали 7 паровых мельниц, 3 лесопильных завода, 20 кузниц, 13 бондарных и 10 столярных мастерских, табачная фабрика, картонная фабрика, шерстомойная мануфактура, завод по производству спирта, салотопня, скотобойня, пристань, типография, механические мастерские, 2 гимназии, 6 училищ, 7 школ, 4 библиотеки, 4 книжные лавки, земская больница, 2 аптеки, газеты, фотоателье, десятки мелких мастерских...

И при этом, по мнению «краеведа»«Тирасполь стал практически полностью буржуазным купеческим городком»: куда ни плюнь, попадешь в купца или коммерсанта. Пролетария или какого-нибудь сельхозработника днем с огнем не сыскать.

 «К концу века Тирасполь стал практически полностью буржуазным купеческим городком». Иллюстрация к росказням «краеведа».

 

А как вам нравится это: «купеческий городок»? Каменка (нынешнее население 8900 человек), Григориополь (9400), Слободзея (14600), Днестровск (10400) сегодня называются городами, а Тирасполь с населением в 1897 году более 31000 был «городком»

 

«Можно было ожидать, что при распаде Российской Империи Тирасполь проиграет больше всех, но этого не случилось, вернее, наоборот».

«Этого не случилось, вернее, наоборот»... Наоборот от «не случилось» – случилось. Так случилось или не случилось? Я совсем запутался.

Задаваться вопросом, почему «можно было ожидать, что Тирасполь проиграет больше всех», я просто опасаюсь: не по зубам мне подобные умственные усилия, боюсь надорваться. 

 

«И поскольку правобережная часть Бессарабии (мы помним: наш «краевед» маниакально уверен, что у Бессарабии есть и левобережная часть) была оккупирована Румынией (январь 1918 года - А.П.), то бригада Котовского, не имея равных соперников на левом берегу, установила в Тирасполе власть большевиков».

Не имела, говорит, бригада Котовского равных себе соперников. Поэтому взяла  да и установила Советскую власть. Как, оказывается, всё просто!

Очень коротко, не вдаваясь в подробности:

январь 1918 года: власть в городе взял военно-революционный комитет;

март 1918 года: город оккупирован германскими и австрийскими войсками (ну, какими соперниками бригаде Котовского могли быть войска Германской и Австро-Венгерской империй?!);

декабрь 1918 года: оккупационные войска ушли, город заняли красные партизаны;

декабрь 1918 года: Вооруженные Силы Украинской Народной Республики (петлюровцы) выбили из города красных партизан (ну, какими соперниками бригаде Котовского могли быть войска Украинской Народной Республики?!);

январь 1919 года: красные партизаны выбили петлюровцев;

февраль 1919 года: белогвардейцы (деникинцы), польские и французские интервенты выбили красных партизан (ну, какими соперниками бригаде Котовского могли быть Вооруженные Силы Юга России и экспедиционные корпуса Франции и Польши?! поджопниками разогнать их можно было);

апрель 1919 года: регулярные войска Рабоче-Крестьянской Красной Армии выбили деникинцев и интервентов;

август 1919 года: деникинцы и петлюровцы выбили из города войска РККА;

февраль 1920 года: кавалерийская бригада под командованием Котовского в ходе широкомасштабного наступления войск Красной Армии выбила деникинцев и петлюровцев.

«Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается» (с).

 

И ещё, для полноты картины: «Десятого мая 1921 года кавбригада Котовского насчитывала 890 сабель при 18 пулеметах и трех орудиях... Такое большое количество конников под своим началом Григорий Иванович имел впервые» (книга «Котовский» из серии «Жизнь замечательных людей»).

То есть, когда «бригада Котовского, не имея равных соперников на левом берегу, установила в Тирасполе власть большевиков», под началом Григория Ивановича было меньше 890 конников. Не было, говорит «краевед», у Котовского «равных соперников», ни одного!

Справка: численность Вооруженных Сил Юга России под командованием генерала Деникина в октябре 1919 года составляла 270 000 человек при 600 орудиях, 38 танках, 72 самолётах и 120 кораблях.  

 

«Здесь похоронили комиссара кавалерийской бригады Котовского, В.Ф. Христофорова, погибшего в борьбе с мародёрами».

Умные люди: «В южной части Тираспольского уезда к 15 февраля произошла концентрация значительных сил Добровольческой армии – более шести тысяч человек. Они сосредоточились в немецких колониях Кандель и Зальц... Против них была брошена кавбригада Г.И. Котовского. 15 февраля в одном из таких боев погиб комиссар 2-го полка бригады В.Ф. Христофоров».

Какие на хрен мародёры???

 

«В 1920-30 гг. построены механические мастерские, переросшие впоследствии в завод литейных машин имени Кирова».

Вообще-то «мастерские, переросшие впоследствии в завод литейных машин имени Кирова» были построены Карлом Антоновичем Питчем в 1898 году, а не непонятно кем «в 20-30 гг.».

 

«В 1873 году железнодорожная ветка соединила Тирасполь и Кишинёв».

В 1871-м. 28 августа.

Это какой-то пердец... Ну вот хоть на столечко, хоть на пол-шишечки

наш «краевед» хоть что-нибудь знает? 

 

Речь идет о зверствах фашистов во время оккупации города: «После войны многочисленные останки погибших (всего около 800 тел) из братской могилы возле порохового погреба 5 лет извлекались и производили перезахоронения».

«Останки погибших производили перезахоронения»... Супер!

Почти все верно. Вот только, во-первых, 800 тел «извлекались» из братской могилы не «после войны», а в начале 1990 годов (что, конечно, тоже «после войны», но все же).

Перезахоронение «многочисленных останков погибших из братской могилы возле порохового погреба», как утверждает знаток истории, «после войны». Послевоенность происходящего подчеркивается трактором «Беларусь» МТЗ-80 на переднем плане, выпускавшимся с 1974 года.

 

Снимок, кстати, дает представление о степени «низменности места», на котором построена Тираспольская крепость, и необходимости «набережной» на ее территории: Днестр течет за дальней группой тополей. Тополя эти, опять же кстати, растут на городском пляже (это к вопросу о «сплавляемом лесе», помните?).

И во-вторых, «в-главных», эти 800 человек не были жертвами фашистских оккупантов. Они были жертвами сталинских репрессий. 

И перезахоронили их тут же, на территории крепости, невдалеке от порохового погреба. И создали мемориал. И на этом мемориале ежегодно 30 октября в День памяти жертв политических репрессий потомки репрессированных проводят митинги. И весь город – тысяч 150 народу! – об этом знает. Даже дети.

Вот только «краевед», по своему обыкновению, тупит. «Иногда лучше жевать, чем говорить» (с), чесслово.

 Братская могила жертв сталинских репрессий на территории бывшей Тираспольской крепости. Траурный митинг в День памяти жертв политических репрессий 30 октября 2009 г.

 

О фашистской оккупации: «7 августа 1941 года немецко-румынские войска вошли в Тирасполь. Все еврейское население города согнали в здание местного кинотеатра, затем, изморенное голодом, вывели на берег Днестра и расстреляли... В октябре 1941 года румыны произвели еще один массовый расстрел еврейского населения в количестве 1500 человек».

Если «всё еврейское население» расстреляли в августе, то откуда взялись «1500 человек» в октябре? 

 

О тираспольском гетто: «Территория городской больницы использовалась под гетто, что тщательно маскировалось, посторонние на объект не допускались, потому комиссии по расследованию преступлений оккупантов не удалось установить количество содержащихся в гетто, режим содержания и судьбу узников».

Да, тираспольское гетто сильно отличалось от остальных: в других гетто посторонние «на объект» допускались без проблем, поэтому там комиссиям по расследованию преступлений оккупантов удалось «установить количество содержащихся в гетто, режим содержания и судьбу узников»

Или я уже брежу вслед за «краеведом»?

 

«При бегстве (оккупантов) из Тирасполя все не укрывшееся население было угнано в направлении Бендер и уничтожено по дороге».

В том дешёвом месте, откуда «краевед» без затей слизал это предложение, написано: «… не укрывшееся мужское население…». «Краеведу» показалось это недостаточно жутким, поэтом слово «мужское» он убрал за, как ему показалось, ненужностью.

Но я о другом. «Краевед» пишет, как ему мерещится, «путеводитель». Затрагивает серьезные вещи, например, поголовное истребление не укрывшегося населения целого города. Пишет, что оно было уничтожено по дороге между Тирасполем и Бендерами, т.е. по дороге длиной километров пять-шесть.

А в каком месте? Где захоронены эти сотни, если не тысячи, невинных жертв? Установлен ли в этом месте хоть крестик какой деревянный? Могли ли люди забыть это страшное место? Нет, не могли, как-то бы его отметили, чтобы на нем собираться, поминать. Но не отметили. Значит, такого места нет. Значит, никакого уничтожения «по дороге» не было.

Зачем же писать, вернее, бездумно переписывать всякую чепуху? Да еще и переделывать ее по своему убогому «вкусу».

 

«Почти сразу после освобождения (Тирасполя) возобновил свою работу Тираспольский учительский университет, который в 1952 году был преобразован в педагогический».

Всё правильно! Но только учебное заведение называлось не «учительский университет», а учительский институт. И преобразован он был в педагогический институт (а не университет) не в 1952 году, а в 1951-м, 28 ноября.

На карточке надпись: «1948 год. 1-й выпуск учителей Тираспольского Государственного Учительского института естественно-географического факультета».

 

О мемориале Славы: «Танк «Т-34-85» как памятник солдатам, павшим в Великой Отечественной войне, прибыл из Венгрии в апреле 1945 года и стоял на центральной улице города. В связи с созданием мемориала в 1972 году, танк возведен на постамент».

Ну, как «стоял на центральной улице города»?.. Посмотрим на фотографию 1960-х годов: правда, трудно сказать, что танк стоит на «центральной улице города», и трудно сказать, что под ним нет постамента?

Да и прибыл танк из Венгрии не как памятник, а как танк. Это потом из него сделали памятник.

Как-то не мешало бы нашему «краеведу» стараться выбирать слова, «фильтровать базар». «Писателем» же себя называет...

 Братская могила советских воинов в центре Тирасполя. 1960-е годы.

Или, как это называет «краевед», «центральная улица города» со стоящим на ней танком.

 

После войны, по словам «краеведа», в Тирасполе «строится один из крупнейших в стране консервный завод».

Стесняюсь спросить: какой? «1 Мая»? Имени Ткаченко? Так ведь двумя страницами ранее «краевед» пишет: «В 1920-1930 гг. построены консервные предприятия: заводы им. 1 Мая, им. Ткаченко».

Может, в Тирасполе после войны был построен еще какой-то «один из крупнейших в стране консервный завод»? А мы, тираспольчане-то, и не знаем ни черта?

 

О тираспольском винно-коньячном заводе KVINT: «Коньяк – товар штучный и дорогой. Не всякому удается попробовать, особенно многолетние сорта».

Не всякому, это точно, «особенно многолетние сорта». Но вот насчет «штучности товара»... В 2012 году, за два года до издания «книги» «краеведа», завод KVINT произвел 3 миллиона 230 тысяч литров коньяка, т.е. 6 (шесть) с лишним миллионов бутылок. 

Один из залов, где в дубовых бочках выдерживается «штучный товар».

 

О дегустации коньяков на заводе KVINT: «Процедура это серьезная, требует не только времени, но и здоровья».

По-моему, «краевед» путает дегустацию с пьянкой. На самом деле, для дегустации коньяка здоровья нужно не больше, чем для вышивания крестиком.

Видимо, так представляет себе дегустацию коньяка

наш Знаток Всего На Свете.

 

«Краевед» о коньяке «Князь Витгенштейн» пишет: «Многолетний коньяк».

«Краевед»! Трехзвездочный коньяк тоже «многолетний»: три года выдержки. Три! У «Князя Витгенштейна», согласись, «краевед», выдержка чутка поболе, а ты об этом как-то скромно умалчиваешь.

 Цена указана в приднестровских рублях, где-то в пределах

1000 долларов США. Это вам не многолетний трехзвездочный шмурдяк!

 

Краевед продолжает: «Этот коньяк по вкусовым качествам не уступает известному французскому коньяку  «Луи XIII»».

«Краевед», поскромнее бы надо: «Знающие люди говорят...», – или что-то в этом роде, не то читатель подумает, что у тебя есть возможность сравнивать и составлять на этот счет свое авторитетное мнение. Флакон ноль-семь «Луи XIII» («луишка», как принято говорить в богемной среде приднестровских «краеведов»), кстати, тянет под $2000; впрочем, зря я это написал: все и так знают, особенно «краевед».

 

О В.Ф. Раевском: «Писал стихи Раевский всю жизнь, но мы не знаем его лучших стихов (почему? засекречены?), которыми успел повосхищаться Пушкин. Специалисты находят, что стихи Владимира Феодосьевича не блещут рифмой и красотой формы, но впечатляют искренностью и энергией, как часто бывает и в детских стихах».

Вряд ли Пушкин стал бы восхищаться стихами, «не блещущими рифмой и красотой формы»: его бы, скорее всего, стошнило. Ну да ладно, раз «краевед» говорит «восхищался»... Да вот хоть этими , к примеру:

 

Как можно свободу на цепи менять?

Утехи Амура холодным Гименом

     Навеки сковать?

Восторги и радость, нам данные небом,

Друг милый, Шарлота, потщимся продлить.

Здесь всё ненадежно: и прелесть и радость

     Как миг улетят.

Доколе лелеет огнистая младость,

Доколе несытый Сатурн чередой

Не сгубит улыбку, румянец весенний,

     Доколе с тобой

Присутствует добрый невидимый гений

И юноша страстный любовию полн,—

Дотоле, Шарлота, ликуй безмятежно

     И на море челн

Средь тихой погоды на вал ненадежный

С неверным желаньем стремись удержать.

Холодных, коварных людей осужденье

     Как можно внимать?

Их радость — порочить любовь, наслажденье.

 

Истинный крест: стихи «впечатляют искренностью и энергией, как часто бывает и в детских стихах». «Специалисты находят»Слава Богу, Пушкин «успел повосхищаться»!

А звали Раевского Владимир Федосеевич. Не Феодосьевич, а Федосеевич.

 

О Раевском: «Его то отправляли в казематы Петропавловской крепости, то направляли в крепость Замощь, близ Варшавы. А потом вновь приговаривали к смерти».

«Его то отправляли, то направляли...»  Мастер слова, мастер!

А потом вновь и вновь приговаривали к смерти...

Большая биографическая энциклопедия: «В общей сложности он провел в заключении почти 6 лет. За это время Раевский был судим четыре раза, в четырех военных комиссиях. Приговорами этих комиссий Раевский был признан непричастным к обществу, результатом деятельности которого было 14 декабря, но все же его сослали в Сибирь на поселение».

Где тут, «краевед», хоть слово о многочисленных смертных приговорах? Да хоть об одном?

 

Об А.С. Пушкине: «Но некоторых тирапольчан почему-то мучает, что проезжая через Тирасполь, он не посвятил ему своих строчек».

Да-да! Есть такие тираспольчане, которые ночи не спят, кушать не могут, мучаются: почему Пушкин не посвятил Тирасполю ни строчки? Раньше таких содержали в Костюженах, сейчас уж и не знаю, где.

 

Об А.С. Пушкине: «Пушкин по пути из Одессы в Кишинев несколько раз проезжал через Тирасполь».

Из Одессы в Кишинёв, понятно, через Тирасполь. А из Кишинева в Одессу он ездил через Бердичев?

Краевед! Краеведище ты наш, остановись здесь, поставь точку, мы тебе верим, верим что ты большой специалист во всех без исключения вопросах, но хоть Пушкина не трожь, не мажь его своей эрудицией... Нет, не слышит нас краевед, продолжает:

«По ежедневной летописи (?) жизни Пушкина, первый раз это случилось 20 сентября 1820 года, когда он начинает свое стихотворение «Мне вас не жаль, года весны моей»».

Ну вот, мы же просили тебя, «краевед», не надо про Пушкина... Обратимся к умным людям: «Стихотворение при жизни Пушкина не печаталось. Сохранился черновик с датой: «1820, Юрзуф, 2 сентября»». Юрзуф, «краевед», это Гурзуф, что на Южном берегу Крыма, 2 сентября  это 2 сентября.

Стихотворение, о котором ты, «краевед», говоришь, Пушкин не начинал писать в Тирасполе 20 сентября, он его закончил писать в Гурзуфе 2 сентября. Согласно «ежедневной летописи (?) жизни Пушкина».

Даже не знаю, зачем я поместил сюда эту картинку. Наверное, просто красивая. Отсюда до Тирасполя, как бы изъясниться поприличнее, далековато.

 

Краевед не успокаивается: «Другой миф касается его «Метели», якобы Пушкин попал под Тирасполем в метель и задумал написать рассказ об этом».

Все мы люди достаточно образованные, чтобы помнить: в упомянутой повести Пушкин рассказывает именно о том, как он, сердешный, попал в метель. Отвечаю! Мамой клянусь!

«Краевед»«астанавись!» (с)

 

«До 1917 года его именем (Пушкина) называлась одна из центральных улиц (Тирасполя)».

Почему «до 1917 года»? И сейчас «одна из центральных улиц» Тирасполя называется именем Пушкина. Причем, именно та же, что и до 1917-го.

 

«Сегодня имя Пушкина носит школа №2, в ней стоит мраморный бюст великого поэта».                               

 Тираспольская школа №2 со стоящим в ней бюстом великого поэта.

 

О Тирасполе времен Южной ссылки (1820-1824 года) Пушкина: «Тирасполь... со своей уже ненужной земляной крепостью...»

До 1835 года Тираспольская крепость входила в число 58 штатных крепостей России. Поэтому она и не нужна была никому. Да, «краевед»

 

«В селе Суклея была небольшая церковь Святого Николая. В 1787 году турки храм сожгли».

Да, сожгли. Но не турки, а буджакские ногайцы.

Слушай сюда, «краевед», тут достаточно витиеватая связь между буджакскими ногайцами и турками: предводитель ногайцев подчинялся крымскому хану, который был вассалом турецкого султана.

То есть у турков был вассал, а у этого вассала был подчиненный. Этот подчиненный спалил суклейскую церковь. Можно ли в этом обвинять турок?

 

О балке Красный Яр в центре города: «Через центральную часть города проходит балка Красный Яр. По ее дну течет ручей, а дно балки засыпано и застроено».

По засыпанному и застроенному дну балки течет ручей... Это как? А вот так:    

Засыпанное и застроенное, как бредит «краевед», дно балки Красный Яр, по которому течет ручей (для ориентира: сквозь деревья проглядывает адвентистская церковь, тираспольчане в курсе).

  

О Колкотовой Балке: «...уникальный геолого-палеонтологический памятник возрастом в 700 тысяч лет. Кости мамонта и благородного оленя, носорога и пещерных пантер находили здесь. Некоторые утверждают, что можно найти и кости динозавров, но это преувеличение».

Говорят, кур доЯт, но это преувеличение. Некоторые утверждают, что от занятия онанизмом у мальчиков на ладонях начинают расти волосы, но это преувеличение. Некоторые утверждают, что вскорости Земля натолкнется на небесную ось, но это преувеличение.

Кто эти «некоторые» долбо@бы, утверждающие, что в Колкотовой Балке можно найти кости динозавров? О существовании этих «некоторых» я узнал от «краеведа», спасибо ему большое за это, из его справочного пособия. Как бы я жил без этого знания?

 

О ручье Гапчучка: «Берега ручья заболочены, заросли камышом и осокой даже в центре города».

Заросли ли камышом и осокой берега Гапчучки в центре города? Смотрим карту-схему Тирасполя:                           

Граждане, может, я слишком строг к нашему «краеведу» и градознавцу?

 

О ботаническом саде: «Расположен на востоке Тирасполя».

На востоке ли?

Еще раз рассматриваем уже знакомую карту-схему:

Похоже, «краевед» страдает запущенной формой топографического кретинизма. Впрочем, почему страдает? Он о своей хвори и не догадывается. (В купе поезда: «Гражданин, проснитесь, вы обосрались!» – «А я не сплю».)

 

О ледовом комплексе «Снежинка»: «В августе 2013 года у входа в комплекс установлен памятник выдающемуся хоккеисту В. Крутову и открыта Академия хоккея».

У входа в комплекс открыта Академия... Мастер слова! Чеканные формулировки!

 

«В Тирасполе установлен второй памятник де Волану в Приднестровье. Еще один – в Григориополе».

Заинтригованный, я снял трубку и позвонил в управление культуры Григориопольского района (210-32076), представился, и, слегка стесняясь, попросил о небольшой консультации: «Скажите, есть ли у вас в городе памятник де Волану?». Девушка на другом конце провода призналась, что если и есть, то она о нем ничего не знает, и любезно дала номер мобильного телефона начальника управления, Петра Яковлевича. Боюсь, мнение о моих умственных способностях у Петра Яковлевича сложилось неблагоприятное: «Нет, памятник де Волану стоит же у ВАС, в Тирасполе. Вот если вы, стоя у памятника Суворова – вы же, надеюсь, знаете, где в Тирасполе памятник Суворова – посмотрите в сторону Днестра, то…», – словом, Петр Яковлевич мне, как тяжело больному, объяснил, как найти в Тирасполе памятник де Волану.

В общем, если в Григориополе и «установлен» памятник де Волану, то никто, кроме «краеведа», об этом не знает. А может, и нет его там вовсе? Но об этом даже думать не хочется: это что же получается, «краевед» нам, своим читателям, СОЛГАЛ? Выдумал памятник де Волану в Григориополе? Ни за что не поверю! Скорее, я усомнюсь в компетентности Петра Яковлевича и возглавляемого им районного управления культуры!

 

«Краевед» о Г.И. Котовском: «… его отовсюду выгоняли за воровство … образ жизни становится привычно криминальным … ведет себя как безжалостный урка, преступный авторитет … легендарная фигура криминального мира … затевая страшный террор против населения, создавая концентрационные лагеря и организуя массовые расстрелы…»

Весьма ценная и уместная (актуальная!) информация, поясняющая «жителям и гостям Приднестровья», почему в Тирасполе стоит памятник Котовскому.     

Тирасполь. Памятник «безжалостному урке, преступному авторитету, создателю концентрационных лагерей и организатору массовых расстрелов» Григорию Котовскому.

 

Оставив на совести «краеведа» его в высшей степени смелые суждения и оценки, хотелось бы всё же напомнить: Котовский был командиром кавалерийской бригады Рабоче-Крестьянской Красной Армии; «страшный террор, создание концентрационных лагерей и организация массовых расстрелов» в задачи армейских частей не входили. Этим занимались немного другие органы. 

 

О Котовском: «Временное правительство предложило ему отправиться в армию, на румынский фронт, присвоив чин прапорщика».

Ты, читатель, понял написанное, как и я: правительство, дескать, предложило (!) Котовскому отправиться на фронт, мотивируя его присвоением чина прапорщика? Правительство: «Григорий Иванович, дорогой, предлагаем тебе отправиться на фронт. За это мы присвоим тебе чин прапорщика. Не откажи в милости, век Бога молить будем». Котовский подумал-подумал, да и согласился. Так, что ли?

Не совсем. Умные люди: «В мае 1917 года Котовский был условно освобождён из тюрьмы и направлен в армию на Румынский фронт. В октябре 1917 года был произведён в прапорщики».

Разницу, читатель, чуешь?

 

О Котовском: «Знание нескольких языков и образованность делают его привлекательным. Имеет бешеный успех у женщин».

Своей образованностью Григорий Иванович был обязан кишиневскому реальному училищу, из которого он был отчислен за буйство после трех месяцев обучения, и кокорозенскому сельскохозяйственному училищу. «Его университеты»... Плюс самообразование. На каторжных работах, наверное.

«Несколько языков», которые знал Григорий Иванович, делавших его привлекательным: русский, молдавский, идиш и немецкий. Знанием русского языка в Российской империи было трудно кого-то удивить. Молдавский же и идиш тоже вряд ли делали его более привлекательным и способствовали «бешеному успеху у женщин», разве что у молдаванок и евреек. Немецкий – это да! В рамках программы кокорозенского сельхозучилища – что ты!

(Секретная депеша, полученная уездными исправниками и начальниками сыскных отделений, так описывала Котовского: «Прекрасно говорит по-русски, румынски и еврейски, а равно может изъясняться на немецком и чуть ли не на французском языках».

Обычно, я предваряю приводимые цитаты словами «умные люди пишут». В этом случае не могу: «...Может изъясняться на немецком и чуть ли не на французском языках», – вряд ли это мог написать человек большого ума.

С другой стороны, если такое позволяли себе люди с гимназическим образованием, то чего же мы хотим от нашего «краеведа» с его, судя по всему, незаконченной церковно-приходской школой?)

 

О Котовском: «В 1920 году спасает от верной смерти пять тысяч белых офицеров и членов их семей, которым нужно было уйти в Румынию, и с этой целью они перекрыли железную дорогу в Тирасполе». 

С целью уйти в Румынию белые офицеры перекрыли железную дорогу в Тирасполе... Ага, и объявили голодовку. С таким же успехом они могли курить бамбук.

Не понимаю. Как перекрытие железной дороги, не ведущей от Тирасполя в Румынию по причине взорванного моста через Днестр, могло помочь «уйти в Румынию»? Перекрывай – не перекрывай, железная дорога все равно не работала, Тирасполь в этом смысле был железнодорожным «тупиком».

А чего на плавсредствах в Румынию было не уйти, она-то, небось, прямо за Днестром была?

Опять наш «краевед» что-то напутал, как всегда?

 

О Котовском: «Красного комкора, имеющего стратегический размах, заметил нарком Фрунзе и назначил его летом 1925 года своим заместителем».

Умные люди: «По неподтверждённому утверждению сына [Котовского], летом 1925 года нарком Михаил Фрунзе якобы предполагал назначить Котовского своим заместителем».

Согласимся, между «назначил» и «якобы предлагал назначить» – дистанция приличного размера.

 

«...пора уже кишиневский памятник Котовскому вместе с конем перевезти в Тирасполь. Правда, два конских памятника полководцам для небольшого города многовато».

Если начать стебаться над косноязычием нашего «писателя», то никакого места не хватит. Но «конский памятник полководца» – просто зияющая вершина.      

Конский памятник Григорию Котовскому в Кишиневе.

 

Через год с лишним после публикации этого материала вынужден сделать следующее примечание.

Два читателя обратились ко мне «в личку» с приблизительно следующей обидной претензией: да, конечно, во многом вы правы, но кое-где вы, кажется, возводите на автора путеводителя напраслину: НЕ МОЖЕТ человек написать «конский памятник». Подозревая, что и другие читатели такого же мнения (и я их всей душой понимаю: не может), предоставляю скриншот страницы с персонального сайта «краеведа», на котором он горделиво выложил свой шедевр:                                

«Многовато», говорит. Два «конских» памятника для небольшого города, говорит, многовато... Ладно бы полководцы были бы без коней. А с конями... Нет, многовато! Верно «краевед» бает: многовато. Городской бюджет не потянет. Ну что вы! Ну многовато же, согласитесь! Два конских памятника! Ладно бы, город побольше был, а так... Ну сами подумайте: куда?! Город-то небольшой! Один конский памятник уже есть, а второй-то...

Какую важную тему «краевед», спасибо ему, затронул! Сам придумал («...пора уже кишиневский памятник Котовскому вместе с конем перевезти в Тирасполь») и сам затронул. И сам, еще раз спасибо, раскритиковал: ну что вы, два конских памятника!, ну разве ж можно? Город-то небольшой!

 

Обычно, на такие мелочи я внимание не обращаю, но раз уже это отражено в вышеприведенном скане, то придется: «Создал автономную Молдавскую ССР...Предполагалось, что сегодня-завтра появится союзная республика Молдавия с постоянной столицей в Кишиневе, где одна из центральных улиц носила имя Котовского».

Правильно ли я понял: в то время, когда «предполагалось, что сегодня-завтра появится союзная республика Молдавия с постоянной столицей в Кишиневе», то есть когда Кишинев был под румынской оккупацией, одна из его «центральных улиц носила имя Котовского»? Феноменально!

И ещё. Республика, которую якобы создал Котовский, называлась не «автономная Молдавская ССР», а Молдавская Автономная ССР.

 

О мавзолее Котовского: «В 1934 году над подземной частью было выстроено монументальное сооружение в кубофутуристическом стиле с небольшой трибуной и барельефами из времен гражданской войны – мавзолей Котовского. Здесь произносились речи, принимались парады и присяги, вступали в пионеры. Мавзолей был выполнен по типу мавзолеев Ленина и Пирогова.

Через 16 лет мавзолей был взорван румынскими войсками».

Через 16 лет после 1934 года – 1950 год. Что делали румынские войска в 1950 году на территории СССР и почему они так бесчинствовали?

И что значит «был выполнен по типу мавзолеев Ленина и Пирогова»? Мавзолей Ленина «был выполнен по типу» пирамиды или зиккурата – культового сооружения в древней Месопотамии, типичного для шумерской, ассирийской и вавилонской архитектуры:                                

 

Мавзолей Пирогова «был выполнен по типу» православной церкви:                

Как можно построить что-то «по типу» одновременно культового сооружения древней Месопотамии и православного храма, да еще «в кубофутуристическом стиле»? У меня это в голове не помещается.

 

Кстати, о «кубофутуристическом» стиле. Интернет, куда я было сунулся за информацией по этому стилю (Бог его знает, может, кубофутуристический стиль как-то объединил в себе Месопотамию и православие?), слабо пискнул, мол, кубофутуризм есть направление в живописи и поэзии, а о подобных извращениях в архитектуре он не в курсе. Но выдал отдельно «футуризм в архитектуре»:                                

 

... и «кубизм в архитектуре»:                              

Теперь мы можем приблизительно представить себе «кубофутуризм в архитектуре», и заодно, насколько он близок «по типу», допустим, к мавзолею Пирогова.

 

О памятнике Суворова в Тирасполе: «К 250-летию города власти решили создать соответствующий памятник его основателю».

250 лет Тирасполю исполняется в 2042 году. Боюсь, не доживу...

Стесняюсь спросить: а что, того конского памятника, который лет 40 стоит в центре Тирасполя, уже недостаточно?                             

Памятник А.В. Суворову установлен в 1979 году,

за год до 250-летнего юбилея полководца

 

Наш тугоухий «краевед» что-то когда-то, видимо, слышал по поводу 250-летия, но по причине своего неизбывного невежества почему-то отнес его на счет города. Интересоваться же годом основания столицы ПМР, годом рождения Суворова, как-то сопоставлять эти несложные факты с годом за окном матерый знаток истории, очевидно, посчитал недостойным своего величия.

 

О памятнике Суворова в Тирасполе: «Летом 1979 года памятник планировали поставить на месте крепости, но пустырь с руинами не вдохновил ни власти, ни исполнителей».

«На месте крепости» в 60-х - начале 70-х годов построили этот микрорайон:

 Контуры бывшей крепости наложены

на новые городские кварталы бледной тенью. 

 

В 1979 году этот микрорайон выглядел точно так же – тираспольчане постарше не дадут соврать – разве что, зелени было поменьше.

«Краевед»! О каком «пустыре и руинах на месте бывшей крепости» ты бубнишь? 

 

О знаменитом тираспольчанине: «Конечно, не только своей разносторонней научной деятельностью прославился Николай Дмитриевич Зелинский, член академии наук с 1929 года. Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и Сталинской премий».

Чем же еще прославился выдающийся ученый? А вот чем: «С тех пор, как он получил право носить академическую шапочку, он как будто ее не снимал, везде, к любому званому ужину являлся в ней. Именно в этой шапочке Н.Д. Зелинский изображен на всех фотографиях». 

Этим, кроме научной деятельности, и «прославился», пишет наш «краевед». Ни о каких других причинах «прославления» наш «краевед» не пишет.         

 

Но сказать, что прямо уж на всех фотографиях он в академической шапочке... Бывалоча, и в беретике Николай Дмитриевич фотографировался, а то и вовсе, извиняюсь, лысым:                                

Каюсь: бесконечно глупо вестись на бесплодные разговоры о головном уборе академика, но это меня «краевед» спровоцировал. Шапочкой, дескать, «прославился». Придумает же!

 

Ну и, конечно же, наш «краевед» не был бы нашим «краеведом», если бы не портачил решительно во всем, к чему прикоснется: «...лауреат Ленинской и Сталинской премий».

Во-первых, Зелинский был не просто лауреатом Сталинской премии, он был лауреатом ТРЁХ Сталинских премий (1942, 1946 и 1948 годов).

Во-вторых, Зелинский не был лауреатом Ленинской премии, он был лауреатом премии имени Ленина, учрежденной Комитетом по химизации народного хозяйства. Премия же им. Ленина, учрежденная Комитетом по химизации, согласимся, это не совсем та премия им. Ленина, что была учреждена ЦК ВКП(б) и Советом Народных Комиссаров («Ленинская премия»).

 

О газобалонной атаке хлором 22 апреля 1915 года у Ипра: «Из 12 тысяч солдат осталось в живых только 2 тысячи».

Умные люди: «Союзники понесли значительные потери – 15 тысяч солдат получили поражения, из них 5 тысяч погибли»Причем, эти данные во всех источниках совершенно одинаковы. Где «краевед» нарыл свои «12 тысяч» и «2 тысячи»? 

 

В связи с противогазом Зелинского: «Газовую атаку повторили и на русско-германском фронте под Варшавой 31 мая, тогда и произошла знаменитая «Атака мертвецов». От воздействия газа пятьдесят процентов личного состава русского подразделения смертельно отравлены... а выжившие с лицами, закрытыми тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля и выплевывая кровавые части легких на противника, со штыками наперевес с хриплым криком «Ура» появлялись из густо-зеленого тумана. Их было чуть больше 60 человек. Но немецкий полк с ужасом бежал со своих позиций».

«Атака мертвецов» произошла не 31 мая, а 24 июля (6 августа) 1915 года.

И не «под Варшавой», а у крепости Осовец, километрах в двухстах от Варшавы.

Есть вещи, о которых не знать стыдно. Неприлично. Которые служат элементами системы распознавания «свой-чужой», «человек цивилизованный или дикарь, варвар». Если мы говорим сейчас о делах ратных, то к таким «вещам» относятся, например, Бородино, Сталинград, Куликово Поле, Цусима, Брестская крепость. С недавних пор к ним присоединился и Осовец – символ русской славы.

Как цивилизованный человек может говорить об «Атаке мертвецов» «под Варшавой»? Тогда и Брестская крепость где-то «под Минском» («героическая защита крепости под Минском»), а Порт-Артур «под Пекином»?                         

Схематичная карта Польши  не самой маленькой европейской страны.

Можно сделать вывод, насколько крепость Осовец «под Варшавой».

 

И ещё один подкожный вопрос «писателю»: как могли выжившие «выплевывать на противника кровавые части легких», если их «лица были закрыты тряпками»?

И ещё: кричать «Ура», выплевывая при этом части своих легких – достаточно проблематично.

И ещё: «немецкий полк с ужасом бежал» не «со своих позиций», а на свои позиции: воспользовавшись страшными результатами своей газовой атаки, германцы попытались ворваться в крепость, но были опрокинуты штыковой контратакой отравленных полуживых русских солдат – «атакой мертвецов» – и в ужасе бежали назад, к своим окопам, на свои позиции

«Краевед», ты бы почитал хоть что-нибудь для разнообразия. Твое «видение истории» сильно утомляет. Впрочем, кажется, я уже не раз выступал с подобными предложениями. Бэзрэзультатно.

 

В связи со знаменитыми тираспольчанами: «Одним из первых обратил внимание на иммунитет Лев Александрович Тарасевич, родившийся в Тирасполе 2 февраля 1868 года». 

Так совпало, что ровно за 100 лет до рождения Тарасевича, в 1768 году, Екатерине II и ее сыну Павлу была сделана прививка от оспы. (Думается, излишне напоминать, что прививка подразумевает введение антигенного материала с целью вызвать иммунитет к болезни; пишу об этом специально для «краеведов» с медицинским образованием.) 

«Одним из первых обратил внимание на иммунитет»... Да чего уж! Пиши – первым.                               

Медаль «За прививание оспы». 1768 год.

 

«Есть такая наука – иммунология, которая совершенно необходима для сохранения здоровья человека, но, к сожалению, в обычной жизни о ней задумываются редко».

Прям, беда! С этим надо что-то делать! Нам всем надо чаще задумываться об иммунологии! Надо смело взять за правило хотя бы на 10-15 минут в день задумываться об иммунологии.

А заодно об акушерстве, аллергологии, анатомии, андрологии, анестезиологии, венерологии, вирусологии, вертебрологии, гастроэнтерологии, гельминтологии, гематологии, геронтологии, гигиене, гинекологии, гистологии, дерматологии, дефектологии, иммунологии, инфектологии, кардиологии, кардиохирургии, курортологии, маммологии, микробиологии, наркологии, нейрохирургии, неврологии, неонатологии, нефрологии, онкологии, онкогематологии, оториноларингологии, офтальмологии, паразитологии, педиатрии, психиатрии, пульмонологии, радиологии, радиотерапии, реабилитологии, реаниматологии, ревматологии, сексологии, сексопатологии, сомнологии, стоматологии, токсикологии, травматологии и ортопедии, трансплантологии, трансфузиологии, урологии, фармакологии, физиологии, физиотерапии, фтизиатрии, хирургии, цитологии, челюстно-лицевой хирургии, эмбриологии, эметологии, эпидемиологии, ядерной медицине. Да! Проктологию чуть не забыл.

Все эти науки «совершенно необходимы для сохранения здоровья человека, но, к сожалению, в обычной жизни о них задумываются редко».

«Есть такая наука – проктология, которая совершенно необходима для сохранения здоровья человека, но, к сожалению, в обычной жизни о ней задумываются редко».

 

Очень разные умные люди о художнике А.Ф. Фойницком: 

-   Фойницкого называют летописцем Тирасполя. Им созданы сотни полотен, рисунков, этюдов, запечатлевших образ нашего города в довоенные и послевоенные годы...

-   тема Великой Отечественной войны была отражена в картинах... 

-   стремится к созданию монументальных полотен о возрожденном к жизни молдавском крае, об обновлен­ной земле Приднестровья... 

-   работал в различных жанрах. Известны его пей­зажи..., а также портреты... 

-   остается художником, по карти­нам которого можно проследить, как развивался и рос Тирасполь...

-   создаёт полотна, посвященные историческим событиям Тирасполя и Молдавской АССР...

-   создаёт картины, связанные с событиями 1941—1944 годов...

«Краевед» о художнике А.Ф. Фойницком: «Из всех жанров он предпочитает натюрморт». 

 

О памятнике воинам-авиаторам: «И в память о том, что в Тирасполе жила и служила большая когорта авиаторов, поставили на постамент старенький МИГ, не раз взлетавший с Тираспольского аэродрома».

«Старенький МИГ» на постамент поставили не в память «о большой когорте авиаторов», а в ознаменование 30-летия Победы в Великой Отечественной войне, о чем и написали большими буквами на самом этом постаменте.

Однако, наш «краевед» не из любознательных: не его, «писателя», это дело – читать. Хотя, может, и прочел. Но, как мы уже не раз имели возможность убедиться, информация, соответствующая действительности, автора «путеводителя» интересует мало, если не сказать, что не интересует вовсе: он с маниакальным упорством собирает и сочиняет сам нелепые «легенды», мифы и «народные предания».

Ну, а о том, что название самолета пишется не МИГ, а МиГ («Микоян и Гуревич»), и говорить неохота: «краевед» являет нам столько образцов своего феноменального невежества, что на их фоне «МИГ» – лёгкий, как дуновение ветерка, уже привычный пук.                                 

 

В связи с памятником воинам-авиаторам: «Людям, ставшим горожанами после 90-годов, не понять жителей Тирасполя, Бендер и окружающих сел, населяющих (так в тексте) их ранее. В городе советских времен всегда имелся аэродром. В Тирасполе он был военным».

Да ну на! И в городе Бендеры «советских времен всегда имелся аэродром»? И в городе Дубоссары? И в городе Рыбница? (В Каменке, хоть она и не была тогда городом, аэродром был: туда рейсовые «кукурузники» из Кишинёва летали.)

 

«… с 1928 по 1929 год Бирзула была столицей МАССР, после чего столицей ненадолго стала Балта».

МАССР была образована в 1924 году. «Краевед», столицей МАССР с 1924 года был какой населенный пункт?

Что тут сказать… Столицей МАССР с 1924 по 1929 год была Балта, с 1929 по 1940 – Тирасполь. Медицинский факт. Что ж это за бред-то такой с Бирзулой и Балтой, «ненадолго ставшей» после Бирзулы столицей?!

 

В «книге» №2, дополненной и исправленной: «Так и случилось, что с 1928 года по 1929 год Бирзула была столицей МАССР. За утверждение этого факта можно прослыть и «свидомым украинцем».

«За утверждение этого факта» можно прослыть человеком, который, «по-видимому, никогда не изучал ни истории Приднестровья, ни истории Молдавии, ни истории Украины, ни истории России! Не изучал даже из простого любопытства, даже по школьным учебникам! Его вопиющий дилетантизм, абсолютная неосведомленность в элементарных вопросах нашей истории, которые под силу и не составляют трудов даже ученикам 6-7 класса средних школ ПМР, его растущая отсюда безапелляционность, просто потрясает читателя».

Это цитата из протокола заседания кафедры Отечественной истории Института истории и государственного управления ПГУ им. Т.Г. Шевченко по поводу нетленной книги «краеведа». 

 

Подпись под фотографией в «книге»: «Петр Афанасьевич Бузук».

На фотографии изображен Михаил Федорович Ларионов. Хоть бы отчество совпало!                             

Воспользуемся случаем, чтобы полюбоваться, как на клочок бумаги площадью с сигаретную пачку можно поместить столько ерунды.

 

О П.А. Бузуке: «... родился... то ли в Шарпенах...»

Село называется Шерпены. Оно, кроме прочего, широко известно плацдармом 1944 года и величественным мемориалом в память воинов, погибших на этом плацдарме. Вот как писала газета «Труд» об открытии этого мемориала:          

Но, как говорится, дуракам «Труд» не писан.

Так, может, это сейчас село Шерпены называется ШЕрпенами, а до исторического материализма оно было ШАрпенами? Рассматриваем карту Бессарабской губернии конца XIX века, т.е. времени, когда Бузук П.А. появился на свет :

 

Наслаждаемся дальше: «... родился то ли в Терновке, то ли в Шарпенах Бендерского уезда».

В Бендерском уезде Бессарабской губернии, действительно, было село Шерпены. А вот села Терновка в Бендерском уезде Бессарабской губернии не было: оно находилось в Тираспольском уезде Херсонской губернии.

«Чi Маруся, чi Полiна... О! Чiполiно!» (с)

 

«... родился то ли в Терновке, то ли в Шарпенах Бендерского уезда. Это уже неважно, потому что учился он в Тирасполе...».

Неважно уже, где родился известный ученый, считает «краевед», «потому что учился он в Тирасполе».

Неважно уже, где родился А.С. Пушкин, потому что учился он в Царском Селе.

Неважно уже, где родился М.В. Ломоносов, потому что учился он в Москве.

Неважно уже, где родился Альберт Эйнштейн, потому что учился он в Мюнхене. Ну, и т.д.

 

«...поступил на историко-филологический факультет Одесского университета».

Не Одесского, а Новороссийского Императорского университета.          

Сорбонна (гор. Париж) – не Парижский университет, Массачусетский технологический институт (гор. Бостон) – не Бостонский институт, Колумбийский университет (гор. Нью-Йорк) – не Нью-Йоркский университет, Имперский колледж (гор. Лондон) – не Лондонский колледж, Технион – Израильский технологический институт (гор. Хайфа) – не Хайфский институт. Ну, и т.д.

 

Иллюстрация в «книге»:  

 «И. Мосейко»... Иван? Ицхак? Ибрагим? Почти: Григорий.

Дирижера Государственного симфонического оркестра Приднестровья зовут Григорий Алексеевич. 

 

В самом последнем абзаце своей «книги» наш «краевед» пишет о гимне ПМР. Как можно накосячить, рассказывая о гимне? Легко! «Краевед» в который уже раз являет яркий пример того, как можно на ровном, совершенно стерильном месте найти кучу прокисшего навоза и с разбегу самозабвенно вляпаться в нее. 

Поясню. В 1943 году был завершен конкурс на написание гимна СССР. Среди участников конкурса был композитор Б.А. Александров со своей песней «Да здравствует наша держава», написанной в 1942 году под впечатлением разгрома немецких войск под Москвой. В конкурсе, правда, победил отец Б.А. Александрова А.В. Александров, но музыка пригодилась, став через полвека гимном ПМР. 

Всё очень просто, всё всем известно. Что же пишет наш «краевед» по этому поводу? «Слова и музыка была написана за два года до основания республики в 1990 году».  

Откуда «краевед» черпает подобную ерунду? Как он умудряется из множества всевозможных источников выбирать самые отстойные? Да и есть ли источник, «сообщающий», что Александров написал музыку гимна ПМР в 1988 году? Нет такого источника, и быть не может – это спонтанное, как метеоризм, «творчество» самого «краеведа».                               

Всяко раньше 1988 года. Нет?

 

Такой же ахинеей является утверждение «краеведа» о том, что и слова приднестровского гимна были написаны «за два года до основания республики в 1990 году», т.е. в 1988 году: только в бреду кому-то могла придти мысль, что Молдавская ССР расколется на две части, и этим частям понадобятся свои гимны.

 

 

Резюмируем свой анализ скромными, если не сказать смиренными, словами нашего «краеведа»: «Путеводитель предназначен актуализировать исторический опыт предков в интересах приднестровского гражданина сегодня, а туристу позволяет понять, чем живут люди на данной территории. Какова их культура, на чем основана? Имеется ли у жителей этой страны историческое сознание?».

Признаться, я долго и мучительно перечитывал эти слова с тем, чтобы, скопив в себе достаточно желчи, злобно смеясь, выплеснуть ее на читателя. Пока вдруг не понял: так ведь эти слова и есть самая едкая, самая злая насмешка! Мне, хоть тресну, лучше не написать.

 

В завершении хочется вспомнить самую-самую первую строку текста «книги»: «Подобный путеводитель создается впервые». С этим невозможно не согласиться: такого кизяка еще не было. Да уже, наверное, и не будет.

И особенно трогательно на фоне всего прочитанного выше смотрится авторское «Предисловие ко 2-му изданию»:                             

 Я плакалъ.

 

Ну, обрадовался обессилено, всё! Гори оно огнем: и «краевед» этот, и его нетленка! Обрыдло – нет слов! Но не отпускает меня «краевед», хватает потными руками за штанины. Я еще, было, подумал, мол, господи, что за хрень несусветная написана во втором абзаце «Предисловия ко 2-му изданию», что за муть декадентская! Хотел уже переступить через эту кучку, но всё же, борясь с приступами тошноты, набрал в поисковике несколько слов этой белиберды. И вот вам вуаля:  

Что мы с интересом наблюдаем: напустив на себя печальный вид, весь как бы внутренне содрогаясь «от бесконечной пошлости мира», «краевед» без какого либо зазрения какой либо совести задумчиво пи@дит чужие тексты... Да не просто статьи из Википедии, а тексты, претендующие на некую «изячность».

Писатель, ёпта, «инженер, мать его, человеческих душ»!

 

И последнее по тексту книги.

Владимир Кудрин скромно говорит о себе и на обложке своей книжки это указывает, что он является лауреатом Государственной премии ПМР. Об этом же зачем-то упрямо твердят и наши СМИ.

Так вот, это неправда от слова «совсем». Хотя я почему-то не удивляюсь: самозванец – это призвание.

 

 

Приложение (не могу отказать себе в удовольствии):

 

      ВЫПИСКА

из протокола № 7 заседания кафедры Отечественной истории Института истории и  государственного управления  ПГУ им. Т.Г. Шевченко 

 

Слушали: О рекомендации к второму изданию справочного пособия В.Кудрина «Путеводитель. Приднестровье».

... Какую историю может преподнести читателю автор, который, по-видимому, никогда не изучал ни истории Приднестровья, ни истории Молдавии, ни истории Украины, ни истории России?! Не изучал даже из простого любопытства, даже по школьным учебникам! Его вопиющий дилетантизм, абсолютная неосведомленность в элементарных вопросах нашей истории, которые под силу и не составляют трудов даже ученикам 6-7 класса средних школ ПМР, его растущая отсюда безапелляционность просто потрясают читателя. И можно уверенно сказать, что результатом этого в будущем станет совершенно искаженные представления об истории ПМР у тех читателей, которые ее не знают, подобно автору, либо результатом может быть презрение к ученому сообществу республики у тех читателей, которым известен исторический путь нашего народа...

... Каждая страница буквально кишит всевозможными ошибками, заблуждениями, историческими ляпсусами. Для их полного и разностороннего анализа пришлось бы написать работу в два-три раза по объему большую, чем рецензируемое сочинение. Что просто нерационально. С этой точки зрения работа не подлежит ни редакции, ни исправлению, ни доработке, ни переработке.

 

Хорошо сказано!

Но согласен я не со всем. В частности, «нерационально», говорят... Хотя, на то они и «ученые, доценты с кандидатами», чтобы не отвлекаться на всякую чепуху. Но нам-то, простым фотографам, не впадлу поступать нерационально.  А?

Цитата из классика... В столичной центральной библиотеке!

 

 

 

В начало

 

 

ДРУГИЕ РАЗМЫШЛИЗМЫ

 

Размышлизм 1   Культура: полный песец

Размышлизм 2   Музеи переориентируют на предоставление удовольствий!

Размышлизм 3   Война сельским библиотекам объявлена. Всем ховаться

Размышлизм 4   Главное, прокукарекать, а там хоть не рассветай 

Размышлизм 5   Главное, прокукарекать. Часть 2 

Размышлизм 6   Главное, прокукарекать. Часть 3 

Размышлизм 7   Главное, прокукарекать. Часть 4 

Размышлизм 8   Главное, прокукарекать. Часть 5 заключительная

Размышлизм 9   Приднестровские СМИ. Бессмысленные и бессмысленные 

Размышлизм 10   Серийный краевед и знатный путеводитель В. Кудрин

                            из города Бендеры 

Размышлизм 11   Декаданс в отечественной фотографии. С картинками

Размышлизм 12   Беспамятство, или срамные танцы на костях

Размышлизм 13   Вялый член приднестровской фотожурналистики

Размышлизм 14   Монстры отечественного фоторепортажа

Размышлизм 15   Приднестровская рекламная фотография: зияющие                                           вершины, или полный тухес

Размышлизм 16   Детская фотография. Возвращение?

Размышлизм 17   Вырождение 

Размышлизм 18   Мастер-класс по ИБД (имитация бурной деятельности)

Размышлизм 19   "...И нету других забот"

Размышлизм 20   Культурное захолустье: интервью с профессором Зигфридом                             Ебанаускасом

Размышлизм 21   Это какой-то п...ц, или реминисценция перманентных                                       сублимаций

Размышлизм 22   Цирк на дротi

Размышлизм 23   Грандиозный успех

Размышлизм 24   Приднестровские СМИ жгут нипадецки

Размышлизм 25   Рукожопость как мировоззрение

Размышлизм 26   Поэт и голуби. Раскас типа эсэ

Размышлизм 27   Страна Канцелярия

Размышлизм 28   Академик и сказочные долбо@бы

Размышлизм 29   Нас с тобою нае@али

Размышлизм 30   Гора родила мышь

Размышлизм 31   Послания